Войти Регистрация

Архитектура
Автор: Елена Коваль

Гостья из будущего

Один из самых оригинальных архитекторов Британии, Марго Красоевич, рассказывает,какой должна быть архитектура, чтобы победить меняющийся климат и экономику

architecture1/2015/11/11/gostya-iz-budushhego/

Что такое архитектура лично для вас? Архитектура — это инструмент, который преобразует в материальное выражение…

Что такое архитектура лично для вас?

Архитектура — это инструмент, который преобразует в материальное выражение технологию, типологию, социальные потребности и прогнозы. Мне кажется, архитектура неподвластна обществу, но, находясь на стыке множества дисциплин, она определяет его, формируя новые социальные структуры. Для меня архитектура — путь вечных изменений пространства. Как архитектор я исследую язык формы, постоянно меняющийся под влиянием виртуальной среды, рассуждаю о том, как тот или иной 3D-объект будет выглядеть «в жизни», думаю про восприятие и контекст. Мне, например, безумно интересно, как люди будут воспри- нимать здание «цифровых» форм в традиционном сельском ландшафте.

Можно ли назвать вас "цифровым" архитектором? Каким вам видится будущее "дигитальной" архитектуры и современных технологий в целом?
Марго Красоевич

Я в принципе не люблю штампы, они подразумевают рамки и ограничения. Было и будет много дискуссий на тему того, какова роль виртуальной архитектуры. Но когда такие объекты (виртуальные, или, как их раньше называли, «бумажные») воплощаются в материальном мире, где в данном случае граница между «реальной» и «виртуальной» архитектурной? Архитектура — искусственная среда, и то, о чем мы говорим, лишь расширение пространства при помощи новых методов. Что касается технологий, мне интересно наблюдать за тем, как они меняют отношения и нравы общества, вторгаясь в жизнь по всем фронтам. Они познакомили нас с множеством реальностей, совершенно новых для нас контекстов и, конечно, с массой возможностей, которые дают два огромных мира — реальный и цифровой.

Архитекторы создают здания, которые будут характеризовать города в течение десятилетий или даже столетий. Трудно ли проектировать для столь далекого будущего?

Я не верю, что архитектура — нечто «сверхстабильное» и вечное. Здания создаются для определенных жизненных программ, которые могут измениться. Особенно учитывая, что мы представляем себе будущее только на уровне общего видения, очень приблизительно понимая, к чему приведут те или иные изобретения, какие могут появиться социальные потребности, медицинские прорывы, физические или виртуальные отношения. Поэтому нет никакого смысла пытаться учесть абсолютно все. К тому же это приведет к ненужным расходам и нагрузке на окружающую среду. Мы ведь живем в особую эпоху: обществу потребления дай только повод для покупок и трат. Что наверняка следует заложить в архитектуру, так это глобальное мышление и бережное отношение к природе. Главный вызов для архитектора — избавить того, кто будет жить в его доме, от «синдрома толпы», сделать его особенным, сформировать его идентичность.

Какова главная задача архитектора в современном обществе?

Расширять само понятие архитектуры, работать на стыке с другими дисциплинами, в частности не пренебрегать планированием инфраструктуры, поддержанием экологических стандартов и устойчивым развитием. Нужно отказаться, и не только на уровне формальностей, от старых избыточных типологий, заместив их актуальными, в которые заложено разумное отношение к экологии и климату планеты.

Нужно активнее отказываться от традиционных источников энергии и пытаться использовать возобновляемые, делая это неотъемлемой частью стратегии проектирования. Архитектор должен полагаться на синтез экологической инженерии, гидротехники, морских технологий, чтобы понять, куда направить развитие городов и поселений. Наша среда обитания трансформируется гораздо быстрее, чем раньше. Городские ландшафты и жизнь в них меняются в результате повышения уровня воды, истощения энергетических ресурсов, и в результате мы прибегаем к непредсказуемым и потенциально опасным методам добычи полезных ископаемых. Таким, например, как фрекинг (гидроразрыв пласта). Нужно помнить, что изменение климата и финансовые сложности затрагивают каждого, адаптироваться к ним придется всем. Для этого нужно выработать и осмыслить новые условия жизни, связанные с изменением антропогенного ландшафта. Нам наверняка понадобятся новые типы зданий и сооружений. Именно архитектура должна решать эти проблемы, ни одной другой дисциплине это не по силам.

Какие перспективные направления должны появиться в ближайшее время?

Нельзя игнорировать такие вызовы, как, например, глобальное изменение климата. Сейчас многие архитекторы пытаются быть просто частью «модного экологического тренда», не понимая до конца ценности самодостаточных проектов. Но защита окружающей среды и использование возобновляемых источников энергии не должны быть, так сказать, «политкорректным» дополнением проектов, чем-то бесполезным и модным, «для галочки». Это жизненно важные разделы архитектуры, которые следует интегрировать во все дисциплины, призванные создавать технологии и сооружения с учетом новых климатических условий.

Какие из ваших 3D-проектов, которые учитывают эти особенности, могут воплотиться в ближайшее время?

Сейчас я делаю серию проектов для фонда «Врачи без границ». В ближайшем будущем в рамках одной из его программ должен быть реализован проект на Черном море и в Казахстане.

Многие известные архитекторы являются большими поклонниками русского супрематизма и конструктивизма. Например, Заха Хадид, у которой вы учились. У вас есть подобные источники вдохновенья?

Я всегда восхищалась супрематическими объемами, но мне ближе и понятней брутализм. Естественно, моя практика охватывает новые типы зданий, городские комплексы, которые соответствуют социальным преобразованиям общества. Но любые революции меркнут перед теми изменениями, которые принесли в нашу жизнь компьютеры и интернет.

В Советской России супрематизм изначально являлся графическим воплощением футуристической архитектуры, но сегодня в архитектуре мы имеем дело не только с формой, но и с огромным количеством других факторов и дисциплин, расширяющих взаимодействие с информационным полем. Благодаря новым контекстам и технологиям форма отходит на второй план, ведь сегодня она может быть любой; напротив, использование контекста и информации выходят на авансцену. Возвращаясь к вашему вопросу: мои интересы лежат в плоскости слияния эфемерности и технологий, информации и физического объема зданий. Еще меня очень интересуют идентичность и уникальность, выход за рамки условностей, продиктованных социальными группами и объединениями. За это я так уважаю брутализм. В нем есть неподдельная простота и честность. И хотя мой стиль является скорее противоположностью его формам, в таких противоречиях и рождается мое вдохновение.

Сейчас не только вещи, но и люди становятся все более похожими. Реклама, призывая "не быть как все", скорее заставляет "ходить строем" и покупать изделия глобальных корпораций. Как в таком мире найти идентичность? Обратиться к местным строительным традициям, народным корням?

Боюсь, архитектура, построенная на национальном колорите, слишком уязвима с точки зрения социальных изменений, ведь она может рассматриваться как символ. Тем не менее можно лишь аплодировать архитекторам, которые не боятся работать в «национальных» жанрах. Для этого нужно быть стратегом и провидцем. Такой подход стоит только приветствовать, особенно если произведения не ориентированы на единственную социальную группу и используют современные технологии. Это обширная тема. Можно долго рассуждать о противопоставлении «национальной» и «глобальной» архитектуры, но, мне кажется, тут вопрос скорее из области туристических предпочтений: одним нравится экзотика, интересные здания и обычаи, а кому-то без разницы, на какую заснеженную гору прыгать с вертолета. Я считаю, что эти типы архитектуры зависимы друг от друга, потому что движущая сила, под действием которой они возникают, — это технологии и прогресс. Ведь мы развиваемся вне зависимости от того, на каком уровне осознаем свою принадлежность к той или иной идентичности: национальном, международном, многонациональном или глобальном. Чем больше индивидуальности, тем лучше.

Что посоветуете тем, кто только начинает архитектурную практику?

Прислушивайтесь к себе и не поддавайтесь негативным мыслям. Люди в принципе не любят, когда кто-то «отделяется от коллектива», но я скажу так: не бойтесь выделяться, нам сейчас нужно как можно больше различных подходов к архитектуре и критериев для ее оценки. Кроме того, никогда не прекращайте учиться и не думайте, что вы сможете всю работу переложить на чужие плечи. Если вы будете делегировать все процессы, то утратите связь с постоянно меняющимся миром дизайна и архитектуры, остановитесь и погрузитесь в вечный компромисс.

Теги:
будущееурбанистика [{"MIGX_id":"1","description":"","image":"content\/categories\/architecture\/gostya-iz-buduschego\/3d-printed-led-light-series.jpg"},{"MIGX_id":"2","description":"","image":"content\/categories\/architecture\/gostya-iz-buduschego\/artificial-snow-cave-emergency-shelter-himalayas.jpg"},{"MIGX_id":"3","description":"","image":"content\/categories\/architecture\/gostya-iz-buduschego\/artificial-snow-cave-emergency-shelter-panel-1.jpg"},{"MIGX_id":"4","description":"","image":"content\/categories\/architecture\/gostya-iz-buduschego\/fresnel-trimaran-yacht.jpg"}]

Комментарии (0)

Оставить комментарий