Войти Регистрация

Дизайн
Автор: Катя Ауэр

Годы спустя

«Репродукции» в дизайне гораздо ценнее, чем в мире искусства, особенно если в переиздании сохранен замысел и при этом улучшены потребительские свойства

Годы спустя

design1/2016/06/15/godyi-spustya/

Кого надо нога Тракторное сиденье превращается в табурет, мешок с полистирольными гранулами — в одно из самых…

Кого надо нога

Тракторное сиденье превращается в табурет, мешок с полистирольными гранулами — в одно из самых удобных и популярных кресел в истории человечества. Эти эксперименты могли бы стать одной из глав истории дизайна, но они являются частью современного быта усилиями Аурелио Занотты и его последователей. В конце 1970-х фабрика Zanotta внедрила новую практику, которая спустя годы позволяет отследить впечатляющую эволюцию итальянского дизайна. Речь идет о том, чтобы внедрять в производство предметы, задуманные авторами для особых проектов.

Благодаря чертежам, сохранившимся в Миланской политехнике, Zanotta произвела важный для истории дизайна предмет: первый стол с центральной ногой, разработанный Пьеро Боттони в 1936-м, за два десятилетия до того, как подобные вещи стали появляться в каталогах именитых производителей. Первую версию стола «Фениче» автор сконструировал из железобетона прямо на объекте, прочно прикрепив его к полу виллы «Муджа» в Имоле. И хотя сегодня памятник модернизму стоит в руинах — следствие бомбардировок Второй мировой, — стол по-прежнему находится в гостиной, как бы напоминая, насколько нечувствителен авангард к физическим воздействиям. Кстати, вольная трактовка поросшей зеленью заброшенной виллы стала центральной темой стенда Zanotta на Миланском мебельном салоне. 

Архитектор трижды переделывал стол, меняя материалы и пропорции не в ущерб идее. В 1940-х он воссоздал «Фениче» в дереве для декора двух частных домов, а самая экстремальная версия проекта — четырехметровая и опять бетонная — выставлялась на IX Миланской триеннале в 1951-м. Современная интерпретация, предполагающая, что стол крупных габаритов (230 x 120 x 73 см) будет «легким на подъем», потребовала многолетних изысканий. В промышленном изделии Zanotta для внутренней структуры использовали полимерный композит Polimex, более легкий и экологически безопасный по сравнению с аналогами. Для поверхности же применили модифицированный смолами цемент, чтобы воспроизвести тактильные свойства оригинала.

Представление о свободе

Возвращение дерзкого модульного сидения Tube

Tube — значит труба. В самом деле, перед нами четыре трубы различных диаметров длиной 60 см каждая, покрытые пеной и обивкой. Cмело для кресла, но именно таким Джо Коломбо видел сидение в 1969 году, вскоре после того как студенты вышли на улицы оспаривать расхожие представления о правах и свободах, в разгар сексуальной революции и космической гонки супердержав. Cappellini впервые за четыре десятилетия возвращает культовый объект в серийное производство.

Слава не догнала Джо Коломбо, он известен не так широко, как его современники. Он умер в 41, и его карьера в дизайне продлилась всего 10 лет. Коломбо тем не менее успел оставить миру очень подробное видение приближающегося будущего.

Завсегдатай джазовых клубов, открывшихся в Милане в начале 1950-х, он называл себя Джо в честь американского блюзмена Биг Джо Тернера, хотя родители назвали его Чезаре. Он унаследовал от отца фабрику по производству электроприборов и именно там проводил эксперименты с новыми синтетическими материалами. Это ему было куда интереснее, чем профессии художника и архитектора. Ни в одной из своих квартир он не жил подолгу, используя их как площадки для демонстрации идей. Там были и объекты вроде пластикового стула Universale, который, если не считать ножек, стал первым цельным предметом мебели, отлитым под давлением, и футуристичные интерьерные концепции — от тотальной среды и многоцелевых модулей до встроенной электроники. Вопреки персональному имиджу — на портретах Коломбо изысканно одет и вальяжно курит трубку, — его предметный дизайн был не столь элегантен, форма и эстетика не интересовали его как таковые. Он также не разделял с современниками влечения к постмодернистской иронии, зато верил в инновационность и гуманизм — с точки зрения эргономики пользователя и демократичности производства.

Вот что привлекает искушенных коллекционеров к работам Коломбо. Их аукционная стоимость резонно растет, отражая интерес к творчеству дизайнеров, которые чутко реагировали на политику, культуру и прогресс, иными словами, к визионерам и лицам эпохи. Так, знаковое для Коломбо сидение Tube, находящееся в коллекции нескольких музеев (включая MOMA и Triennale di Milano) и выпускавшееся фабрикой Flexform с 1969 по 1976 годы, при стоимости порядка 20 тысяч долларов трудно отыскать на рынке. Новая версия Cappellini призвана удовлетворить растущий спрос на работы Коломбо.

В Tube дизайнер использовал модульные цилиндры в качестве структуры и декоративного мотива. Это делает сидение простым, но впечатляющим, а еще позволяет менять его конфигурацию, приспосабливая к доступным объемам пространства. В частности, трубы можно поместить друг в друга по принципу матрешки. В рамках новой технологии компоненты изготавливают из поливинилхлорида путем центробежного литья, обивают кожей либо стретчевой тканью (черного, белого, желтого, бирюзового либо оранжевого цвета) и крепят друг ко другу специальными застежками.

О Cassina и Шарлотте Парриан, а также о молодой датской фабрике "с характером" читайте в печатном номере САЛОН

 

 

Теги:
предметный дизайниконы дизайна []

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.