Войти Регистрация

Дизайн
Автор: Анна Полюшко

Теория и практика

Дизайнер Константин Орловский рассказал нам о том, что он думает об украинском дизайне и производителях. Как в «КБ Орловский» предпочитают наполнять свои проекты и куда нужно двигаться дальше.

design1/2016/10/06/teoriya-i-praktika/

В последние несколько лет наблюдаем всплеск интереса к национальному производителю. Это касается в том числе и…

В последние несколько лет наблюдаем всплеск интереса к национальному производителю. Это касается в том числе и предметного дизайна. Что ты думаешь об этом?

Лично у меня интерес к украинским производителям был всегда. Но не по причине патриотизма, а из-за моего отношения к проектированию. Девиз нашего «КБ Орловский» – «Интерьер, искусство, детали», он говорит о том, что в пространстве не бывает второстепенных элементов. Ну и всем известно, что если хочешь сделать хорошо, сделай сам. Это значит – спроектировать, выверить пропорции, оттенки, фактуры. Придумать предмет, а затем вписать его в интерьер, в котором идет борьба за каждый сантиметр. Соответственно, чтобы воплотить в жизнь свои идеи, нужна такая же продуманная реализация. Необходимо держать руку на пульсе, а это возможно только тогда, когда производство находится рядом. Дело в том, что у каждого производителя есть свои отработанные технологии, которыми он владеет в совершенстве. В них нужно разобраться и использовать с умом, а не пытаться учить. Хотя без этого ни один проект не обходится. Практически невозможно представить себе ситуацию, когда производитель приходит к тебе со своими идеями, чаще – наоборот.

Примерно так же, наверное, и у европейских производителей. Они ведь тоже приглашают дизайнеров.

Да, только масштабы разные. У итальянцев и немцев технологичность и организация процесса поставлены во главу угла. А до этого сам дизайн «обкатывается» месяцами. Поэтому любые отклонения от отработанной технологии большинством производителей воспринимаются болезненно. Хотя есть фабрики, у которых философия строится на индивидуальных решениях, но это, конечно, сказывается и на стоимости готового продукта. Ведь прежде чем его выпустить, дизайнеры работают с технологами, затем готовят прототипы, идея дорабатывается. Мы в своей работе чаще всего лишены этих важных промежуточных этапов.

Когда мы только начинали сотрудничество с украинскими производителями корпусной мебели, я понимал, что изделие получится по качеству на 20-40 % хуже итальянского, но зато оно будет отвечать моим требованиям, а стоимость – в два раза ниже. Поскольку речь шла о торговом оборудовании для магазинов, а оно долго не живет, это всех устраивало. В частных интерьерах качеству, конечно, уделялось больше внимания. Но за последние годы производители очень сильно выросли. Остается только человеческий фактор.

И дизайн, и качество стали лучше. Ты прав.

Цены тоже выросли. Но сравнивать нужно не только производителей, но и потребителей, ведь наш менталитет все же отличается от европейского. Для европейцев важен дизайн, а в том, как это сделано, покупатели проявляют снисходительность к погрешностям. В то время как в Украине еще совсем недавно каждый заказчик старался все контролировать и выступал в роли строителя, дизайнера, менеджера и конструктора. Но такой подход уже в прошлом.

Раньше заказчик не доверял дизайнеру. Сегодня ситуация изменилась, но примерно тот же путь проходят и отечественные производители – к ним нет доверия и покупатели не понимают, за что платить такие большие деньги, если речь идет об украинском продукте.

И отечественные производители, и дизайнеры сегодня набираются опыта. Все же есть еще над чем поработать. Технологический процесс часто не отлажен, отсюда и высокая стоимость изделия. И по этой же причине клиенты пока не готовы его потреблять. Это абсолютно нормально, этот этап нужно пройти. Но скажу, что уже сегодня появилось много ярких авторских вещей. Я отслеживаю этот процесс. Если говорить о моей работе, для меня это все же творческая конкуренция. Некоторые предметы для собственных проектов мне приятнее спроектировать и реализовать самому.

С корпусной мебелью понятно. А как насчет мягкой мебели, на что обращаете внимание и с кем работаете?

Внимание обращаем, во-первых, на дизайн; а во-вторых, – на опыт производителя. Каким бы красивым стул ни был, тебе должно быть комфортно на нем сидеть. То же самое касается и диванов: они могут быть очень интересными по форме, но абсолютно неудобными. Одно время я самостоятельно пытался проектировать мягкую мебель. Но в какой-то момент понял, что в отличие от предметов дизайна или арт-объектов, без пробного образца ничего хорошего не выйдет. Ты немного меняешь размер, нарушаются пропорции дивана и он теряет не только свой внешний вид, но и эргономику. Поэтому проектированием мягкой мебели мы не занимаемся, а доверяем это профессионалам. Сегодня мы работаем с украинским производителем Interia. В самом начале нашего сотрудничества меня немного удивляло, что они не идут ни на какие изменения, выходящие за рамки их технологического процесса. А теперь я их уважаю за такой подход. Ведь только так они могут гарантировать качество, эстетику и эргономику.

Как давно ты с ними работаешь? Какие плюсы и минусы?

Четыре года назад Interia мне порекомендовали коллеги. Первый блин вышел комом: цены оказались высокими и слишком большими сроки реализации. Потом они откорректировали рабочий процесс и ценовую политику. Все стало на свои места. Сегодня Interia – это технологически отработанный обширный модельный ряд. Ведь важно не только, как изделие себя ведет в момент покупки, но и как оно покажет себя через полгода, год, несколько лет. За все это время у меня не было нареканий. Этот производитель заполнил для меня нишу мягкой мебели для частного интерьера. Я их уважаю как партнера со своими правилами и преимуществами, которые меня устраивают. Мне не нужно их ничему учить.

Отслеживают ли в «КБ Орловский» тенденции и следуют ли им?

Я бы не сказал, что стоит слепо следовать тенденциям. В моем понимании, в интерьере могут быть либо мода и тренды, либо авторство и дизайн. Если какой-то стиль тебе близок, не все ли равно – модный он или нет? Ты должен работать, получая удовольствие от процесса, а не делать что-либо ради моды и тем более навязывать это заказчику.

В твоем портфолио много жилых и общественных интерьеров, а есть проект, над которым хотелось бы поработать?

Как раз сейчас мы работаем над модульной рекреационной площадкой, которую можно будет вписать в парковые комплексы. При этом не обязательно тратиться на реконструкцию всего парка. Это будут небольшие островки, для которых мы подобрали виды спорта и развлечений, не требующие специальной подготовки. Если подробнее, то речь идет о детской площадке, кафе, скамейках для чтения, теннисных столах, площадках для минигольфа, петанка, волейбола и футбола. Такие общественные проекты – именно то, что нас сегодня увлекает, о чем хочется думать и что хочется делать. Еще одно увлечение – энергосберегающие дома. Это целая наука и я сейчас активно ее изучаю.

Ты так увлеченно об этом рассказываешь. Поделись секретом, как архитектору или дизайнеру оставаться в тонусе и на протяжении многих лет продолжать любить свою профессию?

Хороший вопрос. Я много раз пытался сам себе на него ответить. Думаю, у каждого свои методы. Если сегодня в работе ты стараешься что-нибудь сделать немного лучше, чем вчера – это творчество, и не важно, в чем ты специализируешься. А удовольствие доставляет и качественно оформленный чертеж, и продуманное решение. Но чтобы не растерять запал, творческим людям нужна и внешняя подпитка: похвалы коллег-профессионалов и победы в конкурсах. Когда видишь хорошие объекты, понимаешь, что тебе нужно подтянуться. Ведь не только производителям необходимо пробовать применять новые технологии и расширять за их счет свой ассортимент, но и дизайнерам не стоит останавливаться в развитии. Нам всем есть над чем работать, и этот процесс все же больше творческий, чем рутинный.

Подробнее о проекте "Окно в Париж"  читайте в юбилейном октябрьском номере САЛОН.

Фото Андрей Авдеенко

Теги:
интервью

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.