Войти Регистрация

Дизайн
Автор: Анна Полюшко

Микки и все-все-все

design1/2017/06/29/mikki-i-vse-vse-vse/

Виктория Шкляр разработала для украинского производителя мягкой мебели Interia линейку детских кроватей. Удивительно,…

Виктория Шкляр разработала для украинского производителя мягкой мебели Interia линейку детских кроватей. Удивительно, что никто не додумался раньше использовать такую простую и эффектную идею.

 Давайте начнем с самого начала: компания Interia уже несколько лет на рынке и все это время чувствовала себя уверенно, не привлекая архитекторов и дизайнеров к сотрудничеству. Почему все же было принято решение начать работать в тандеме?

 Евгений Палий: Это мировая практика, и очень логично обращаться к дизайнеру за дизайном. Как обычно разрабатывается мебель? Приглашается дизайнер и вместе с производителем создает новый модельный ряд. А поскольку нужно не останавливаться на достигнутом и постоянно расти, рано или поздно этот сценарий все равно осуществился бы. Для нас это такой же естественный шаг, как пойти в школу, институт, найти работу, свое призвание. Это правильная тенденция, и мы будем ее придерживаться.

 Виктория Шкляр: Я хочу от себя добавить, что в Украине сейчас появилось довольно много производителей, решивших начать сотрудничество с моими коллегами. Не так давно никто об этом даже не задумывался. Это не казалось чем-то важным, но, видимо, пришло время, и это очень обнадеживает.

 Для Interia это первая подобная коллаборация?

 Евгений Палий: Нет, не первая. Несколько лет назад совместно с Викторией мы уже проектировали кровать. Разрабатывалась она для определенного проекта, но сегодня входит в наш модельный ряд и отлично себя чувствует на рынке. У нас есть и другие изделия украинских дизайнеров.

 Виктория Шкляр: Interia — первая компания, с которой мы разработали и реализовали отдельные модели мягкой мебели. Они вошли в ассортимент и успешно продаются. Но и с другими компаниями мы уже разрабатываем предметы интерьера: и мягкую мебель, и стулья. И останавливаться на этом не собираемся.

 Почему вы решили начать именно с коллекции детских кроватей?

 Виктория Шкляр: Однажды Евгений сказал: «Давай придумаем детскую кровать!». Его слова были обусловлены потребностями рынка, а мне стало просто интересно, и я подумала: «Почему бы и нет?». Все началось с работы над изголовьем. Изначально оно было круглым. Я вдохновилась формами природы – круглым деревом... на отдыхе в Африке. Сперва оно напоминало мне форму головы, потом появились уши, а дальше фантазию невозможно было остановить.

 Евгений Палий: Этим вопросом мы начали заниматься серьезно, потому что мы хотим уйти от запросов на раскладные диваны в детские комнаты. Мы всегда старались отговорить от такого решения заказчиков и остановить их выбор на кровати. Тогда мы запустили в производство две модели, которые выглядят как диванчики, но имеют все свойства кровати. Ни одна система трансформации не заменит ни ортопедический матрас, ни полноценное спальное место. А это здоровье ребенка. Вот поэтому мы и решили развивать направление детских кроватей.

Из каких этапов состоял процесс работы над коллекцией?

Виктория Шкляр: Начальный этап — это идея и ее доработка. Мы встречались, обсуждали, вносили коррективы в чертежи и, когда получили желаемый результат, отдали в производство.

Евгений Палий: Следующий этап — это тестовый образец. Мы должны были «довести» все линии. Речь идет о сложной форме изголовья. В этой модели очень важно соблюсти пропорции. Если изголовье имеет форму полукруга, а вы сделаете его на 5 см выше, оно превратится в овал. В других моделях искажение будет не столь заметно. Поэтому для нас как для производителя было очень важно в первую очередь сохранить пропорции. Мы сделали тестовый образец и на нем заодно проверили: какая ткань подходит, какая нет, что сделали не так?.. И вот сегодня вы видите, что из этого вышло.

Виктория Шкляр: А завершающим этапом стала фотосессия.

Выходит, что автор не просто предоставил эскиз, но и активно участвовал в работе?

Виктория Шкляр: Да, для меня исключительно важно, чтобы идея была реализована именно так, как я ее задумала. А это возможно лишь в том случае, если ты подключаешься к каждому рабочему процессу.

Сколько времени заняла разработка моделей?

Виктория Шкляр: Все произошло довольно быстро. Разработка идеи, чертежи, встречи и обсуждения заняли около трех недель. Дальше был этап производства, который также продлился недолго. Мы получили готовую модель всего за два месяца — и это с учетом времени на доработки, выбор тканей и их доставку.

Собирали ли вы детскую фокус-группу?

Евгений Палий: Если честно, мы не тестировали кровати на детях, в плане популярности.

Виктория Шкляр: А у меня есть несколько знакомых и клиентов, которые уже выбрали эти кровати для своих детских. Я знаю, что и некоторые взрослые хотят заказать себе одну из моделей кровати.

Я спрашиваю потому, что кровати существенно отличаются от стереотипа. Они не розовые и не голубые, например.

Виктория Шкляр: Да, и это замечательно. К чему эти стереотипы- что голубой для мальчика , а розовый для девочки.. надо развивать в себе не – массовый вкус. Например, черный цвет - самый глубокий, он  включает в себе абсолютно все цвета. Отлично об этом сказал Йоджи Ямамото: “Черный цвет одновременно скромный и надменный. Непринужденный и удобный и, вместе с тем, таинственный. Но более всего черный цвет означает: я не беспокою вас, и вы не беспокойте меня ”.  

Евгений Палий: Вы правы, эти кровати, возможно, не сразу поймут. Они необычны для нашего восприятия. Но дизайнеры всегда смотрят вперед, и я думаю, со временем восприятие изменится. Поскольку мы тесно работаем с архитекторами, я знаю, что многие уже использовали эти модели в своих визуализациях. Конечно, это не тот товар, по которому быстро принимается решение, но мы настроены очень оптимистично.

Учитывали ли вы, что дети любят прыгать на кроватях, например? Насколько модели прочны?

Евгений Палий: Вы знаете, за четыре года работы никто не пришел и не сказал, что что-то поломалось в нашей мягкой мебели. Все дело в том, что мы не используем стандартные лекала или готовые шаблоны, за исключением металлического каркаса, на который кладется сам матрас. У нас есть понимание того, какими должны быть крепления и какие материалы следует использовать, чтобы изделие выдерживало нагрузки. Конечно, при желании, поломать можно практически все, но… тогда даже представить сложно, из чего же должна быть изготовлена детская кровать?! На фотосессии мы попросили ребенка активно попрыгать на кровати, и… ничего не сломалось.

Виктория Шкляр: А вообще, дети не особо выбирают – где им это делать, они и на взрослых кроватях с удовольствием прыгают.

Том и Джерри, Микки — это образы, скорее, из нашего детства. Сегодня дети смотрят другие мультики.

Виктория Шкляр: Изначально у нас не было никакой привязки к мультфильмам. Сначала появилась форма: кошки, мышки и зайца. Почему? Потому что очертания этих зверушекособенно хорошо смотрятся на изголовьях. Параллель с мультиками мы провели позже. И ведь всем понятно, какая кошка и какая мышка самые известные.

Евгений Палий: Я думаю, что Микки-Маус — это очень узнаваемый герой, и он еще долгое время будет известен. Наверняка наша целевая аудитория уже посетила DisneyLand или планирует это сделать. И кто их там встретит? Конечно, Микки-Маус. Кошка сама по себе красивая, а вот по поводу ZAYAу нас, признаюсь, были сомнения, но все же мы рискнули. А когда увидели эту модель вживую, обрадовались — она оказалась намного лучше, чем мы предполагали. Все персонажи вызывают положительные эмоции, а время покажет, кому и что нравится.

Насколько предусмотрена индивидуальность в коллекции детских кроватей?

Евгений Палий: Вы можете выбрать любую ткань и любой цвет.

Виктория Шкляр: Изначально мы остановились на черном цвете, потому что он самый выразительный, кроме того, отлично подчеркивает необычные формы изголовья. Если же кто-то захочет использовать другие цвета — это их выбор. Мы предлагаем лучший, на наш взгляд, вариант, а дальше пусть каждый решает сам, что ему по душе.

Какие материалы использованы в этих моделях? Насколько они экологичны, все же речь идет о детях?

Евгений Палий:Безусловно, мы учитывали, что кровати предназначены для детей. Но вопрос достаточно сложный. Что значит экологичность? Для меня ДСП, МДФ, фанера — какими быони ни были — не экологичны. Это клееные материалы, а клеи хоть и бывают разные, но, в любом случае, это химия. Поэтому скажу, что мы применили максимально экологичные материалы: брусы плюс металлический каркас с ламелями из фанеры. Если говорить о гипоаллергенности, то можно выбрать любую ткань. Мы предлагаем как 100% синтетические ткани, так и 100% натуральные хлопковые и льняные ткани. А в качестве наполнителя используем пенополиуретан. 

Виктория Шкляр: Вокруг нас в любом интерьере в том или ином виде присутствует, например, ДСП ,клея и т.д. . И избавиться от всей химии внашем жилье практически невозможно. А по поводу обивочных материалов добавлю, что эти кровати очень хорошо выглядят в шерсти.

Думаю, это был интересный опыт для обеих сторон. Надеюсь, в ближайшее время появится что-то новое.

Виктория Шкляр: Конечно! Сейчас у нас в работе несколько совместных проектов. И это уже не детская мебель, а взрослая. К детским кроватям мы только добавим Бэтмена. Эта идея — результат обратной связи с потребителями, так как подсказана зрителями, комментировавшими фото. Хотя Бэтмен и кошка чем-то похожи, они все же будут разными.

Евгений Палий: Я скажу так: это не первое наше сотрудничество и не последнее. Мы планируем его продолжать.

Теги:
детская мебельукраинский дизайнинтервью

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.