Войти Регистрация

Календарь -
Автор: Владислава Буркат, Сергей Ксаверов

Дизайн-уикенд: 8-9 августа

У вас впереди два более-менее свободных дня и бездна событий, фильмов и книг, имеющих отношение к дизайну. Чтобы хоть немного облегчить ваш выбор, предлагаем своих фаворитов. больше информации в нашем календаре, который, исключительно для вашего удобства, выглядит и организован в точности как календарь.

events1/2015/08/07/dizajn-uikend/

Событие Даже, если вы не захотите заправлять свой чартер, чтобы слетать на этот уикенд в Лондон, выставка The Brutalist…

Событие

Даже, если вы не захотите заправлять свой чартер, чтобы слетать на этот уикенд в Лондон, выставка The Brutalist Playground в галерее RIBA продилтся до 15 августа

Day of Play в галерее RIBA (Лондон)

8 августа в галерее RIBA состоится Day of Play, день, когда у взрослых появится официальное оправдание, чтобы целый день играть в видеоигры - а также практически изучить особенности брутализма в послевоенной британской архитектуре.

Интерактивная выставка The Brutalist Playground – совместный проект фотографа Саймона Террилла,
архитектурного бюро Assemble и RIBA, в котором они изучали разрушенные детские площадки 1950-70 годов, построенные в эпоху брутализма. Архитекторы воссоздали конструкции по архивным фотографиям и планам, конечно не из железа и бетона, как это было в оригинале, а из вторичного полиуретана. У посетителей есть возможность сравнить то, что получилось с фотографиями, и подумать о природе риска в детских играх, так как брутальные конструкции выглядят довольно опасно. «Ребёнок может упасть с дерева и ушибиться, но травмы обучают детей взаимодействию с окружающим миром и, соответственно, осторожности. Сейчас мы пытаемся убрать с пути ребёнка любую опасность, подстелить солому на каждом шагу, а разве это правильно?», — объясняет Джо Хэллиган, один из членов Assemble.

В течение Day of Play, когда младшие дети будут заняты испытанием на прочность модернистских конструкций, остальным предлагают поиграть в архитектуру. Например, бюро Blockworks, которое специализируется на постройке зданий для игры Minecraft, призывает всех, у кого будет с собой ноутбук, придумать и создать свою постройку в стиле брутализма для сервера RIBA в Minecraft. 

Кино

Предлагаем вам сразу два фильма - один в прокате, другой в коллекции мировой классики в сети. В каком-то смысле свежая лента - ремейк старой, в общем, посмотреть стоит обе.

Self/less / Цена бессмертия (2015) Режиссёр – Тарсем Сингх

Тарсем Сингх, живущий в США режиссёр индийского происхождения, известен прежде всего своим незаурядным визуальным даром. Эстетическая составляющая в его фильмах всегда была настолько мощной, что порой занимала всё пространство фильма, завоёвывая право на свой собственный смысл. В «Цене бессмертия» Сингх непривычно аскетичен - но это отнюдь не значит, что скучен.

Герой ленты, смертельно больной финансовый магнат и миллиардер (Бен Кингсли) обнаруживает в кармане невесть как попавшую туда визитную карточку на обратной стороне которой надпись: «Они тебе помогут». Карточка приводит его в полуподпольную организацию, которая предлагает ему лечение, но куда более радикальное, чем можно было себе представить. Ему предлагают обзавестись новым телом, перенеся его сознание в заботливо выращенный там человеческий «полуфабрикат», который лежит и ждёт, когда у него появится хозяин.

 

 

Герой, помедлив, соглащается, быстро прощается с четвертью миллиарда долларов и путём несложной операции перемещается в молодое тело (Райан Рейнольдс). Процесс обживания проходит нормально, чему способствует живая атмосфера Нового Орлеана, где он начинает свою жизнь заново и спустя короткое время понимает, чтообживает чужое, уже кем-то ранее занятое тело - его беспокоят чужие воспоминания, которые он принимает за галлюцинации. И тут, собственно, возникает вопрос: будет ли рассматривать герой вышеописанную проблему как медицинскую - или как этическую?

 

Честно говоря, трудно придумать более благоприятный сюжет для того, чтобы при помощи последовательной смены локаций и интерьеров показать изменение состояния и самой личности главного персонажа. Хочется отметить, что наш миллиардер - вовсе никакой не новомодный айтишник, а старый добрый финансовый воротила, и его пентхауз решен в беспроигрышной стилистике Дональда Трампа - с золотыми стенами, картинами в золотых рамах на них и с золотым, конечно же, шейкером для смешивания коктейлей. И вот после всего этого великолепия новая жизнь и новое тело героя перемещает его в другую среду, буквально спускает с нью-йоркскоо небоскрёба в свинговую, мультиэтническую, наполненную людьми и уличными музыкантами атмосферу Нового Орлеана, поселяя в типичный для новоорлеанской архитектуры XIX века дом с двойной открытой галереей. Однако это не конец трансформации, а лишь одна из остановок. Пространство вокруг героя постоянно изменяется, становится всё менее рукотворным - и всё более гармоничным. Режиссёр аккуратно и без излишней спешки создаёт фильм про экологию этики, заключая фильм между одинаково построенными, но противоположными по движению начальным и финальным кадрами один из который визуально начинает, а второй заканчивает эту историю.

Вторичные / Seconds (1966) Реж. – Джон Франкенхаймер

Вторичные / Seconds (1966)

Смотреть в оба тут надо буквально уже с первых секунд. Начальные титры к этой ленте создал Сол Басс, наверное, самый лучший графический дизайнер, когда-либо работавший в кино. Титры и сегодня выглядят впечатляюще, а в свое время были настолько новаторскими, что легенда о том, будто бы «Вторичные» получили Оскар за дизайн титров (несуществующая с 1929 года номимация) до сих пор гуляет по разным изданиям.

«Вторичные» появились в кризисное для американского кино время. К тому времени оно перестало соответствовать самому обществу, которое в 60-х годах переживало революционные изменения. Дряхлое, грузное, морально устаревшее американское кино нуждалось в ре-дизайне, в новом теле, однако  «Вторичные» оказались даже слишком новаторскими. Это был такой резкий и пугающий образец новых форм и смыслов, что фильм после выхода не имел у зрителя большого успеха – хотя и по сей день остаётся непревзойдённым фильмом на тему новой жизни в новом теле.Вторичные / Seconds (1966)

Его герой, пожилой банковский управляющий среднего звена, больше существующий по инерции, чем
живущий, начинает получать на улице записки от незнакмых людей, а также звонки от своего умершего друга. И те и другие направляют его в безымянную организацию, просто называемую Компанией, где ему обещают новую жизнь. Его смерть инсценируют, а ему самому, подвергнутому радикальной омолаживающей хирургии, дадут новое лицо, новое тело, новую профессию и новый дом. Короче, новую жизнь. Герой соглашается, внезапно для себя поняв, что его жизнь пуста и наполнена предметами, которыми он владеет, но не знает, для чего, и людьми, которые не значат в его жизни ничего.

Но если смысловая часть фильма более чем мрачна и скептична, то сам фильм как раз предлагает новую и непривычную стилистику. С самой первой минуты уже упоминавшиеся новаторские титры, на фоне которых возникают босховские чудовища, сконструированные из обычного человеческого лица, презентуют ту атмосферу инаковости, в которую зритель будет погружен весь фильм. У ленты уникальная операторская работа, почти постоянно изменяющаяся: от искажающей перспективу съёмки широкоугольным объективом и с нижней точки зрения камеры, до настолько крупных планов лиц в сырой, почти документальной манере, что мы видим уже не лица, а их части. Его новизна даже в исполнителе главной роли, Роке Хадсоне, бывшем в то время звездой гламурных мелодрам, в которых он выглядел пластиковым, ухоженным пупсом. В фильме про настоящую внутреннюю пустоту этот актёр сыграл свою единственную настоящую роль за всю свою карьеру.

 Книга

Недавно одежду и аксессуары промоутировали при помощи живых моделей, но сегодня фотографам позволяют обходиться без них

The Still Life. Product Presentation and Editorial Design
(Натюрморт. Представление продуктов в масс-медиа) The Still Life. Product Presentation and Editorial Design

У натюрморта возрождение. Со старинных полотен он перекочевал на дисплеи высокого разрешения, со стен галерей – в глянцевые журналы и ленты инстаграма. Мертвые олени и корзины с фруктами уступили место парфюмерным флаконам, наушникам и сумкам. Впрочем, расцвет гастрономической культуры позволяет с фламандским размахом изображать деликатесы.

The Still Life. Product Presentation and Editorial Design

«У продуктов больше терпения, чем у людей», - считают участники берлинского дуэта Stills & Strokes, чьи актуальные натюрморты часто украшают страницы журналов GQ и Interview. Питер Лангер, снимающий одежду для модной колонки немецкого Zeit, поддерживает коллег: «без людей многое дается проще». Амстердамцы Scheltens & Abbenes упражняются в тиши студии, в собственном темпе, не завися от истеричной индустрии, которую обслуживают. Ирвинг Пенн, один из лучших фотографов ХХ века, прославившийся натюрмортами, предпочитал их куда более престижным и высокооплачиваемым модным съемкам. Пенн учился на художника и живопись в его фотонатюрмортах была отправной точкой, но его композиции стали технически совершенными благодаря дизайнерскому подходу, что стало удобрением для коммерческого искусства на многие предстоящие десятилетия.

 

Современные коммерческие фотографы, увлекающиеся натюрмортам, пребывают под влиянием сюрреалисов, дадаистов и кубистов, возрождают вечную тему memento mori и балуются с атрибутами нового времени, как Маурицио ди Иорио, восхищающийся текстурой лайкровых колготок и комбинирующий пять различных мясных фактур – от фарша, битков цельных кусков и до колбас и сарделек.

В новой книге издательства Gestalten представлены работающие в новом старом жанре арт-директоры, стилисты, дизайнеры, фотографы и люди-оркестры. Как и голландские натюрморты, их работы воспевают изобилие и славят потребление. Но, слава богу, также и прекрасную фантазию.

Тексты: Robert Klanten, Anna Sinofzik

Издательство: Gestalten, сентябрь 2015

Твердый переплет, 288 страниц, 245 × 330 мм, €44

ISBN: 978-3-89955-581-3

 

[]

Комментарии (0)

Оставить комментарий