Войти Регистрация

Календарь -
Автор: Владислава Буркат, Сергей Ксаверов

Дизайн-уикенд: 12-13 сентября

И вот наступил Сезон. В театрах, филармониях, дворцах, а также на старых заводах и заброшенных промзонах начинается новый виток жизни. Вторые выходные сентября полны дизайна и путешествий. Предлагаем вам лучшее из них.

Дизайн-уикенд: 12-13 сентября

events1/2015/09/11/dizajn-uikend-12-13-sentyabrya/

Событие Helsinki Design Week L3 Design Dock, Хельсинки, Финляндия Доки L3 Design Dock в Хельсинки, в которых в этом году проходит Неделя…

Событие

Helsinki Design Week

L3 Design Dock, Хельсинки, Финляндия

Доки L3 Design Dock

Доки L3 Design Dock в Хельсинки, в которых в этом году проходит Неделя дизана в Хельсинки

Среди двух сотен событий Helsinki Design Week, каждое из которых – повод поехать в самую северную столицу мирового дизайна, в эти выходные пройдут несколько, особенно достойных внимания. Как и большинство мероприятий, они состоятся в символичном для современного дизайна месте – новых-старых ревитализированных доках L3 Design Dock, где раньше ремонтировали промышленные суда, а сейчас устраивают воркшопы, выставки и читают лекции.Nordic Mash Up - 1+1+1: предыдущий опыт с лампами

Цель номер один – выставка Nordic Mash Up - 1+1+1 – коллаборация  трех дизайнеров, Hugdetta из Исландии, Petra Lilja из Швеции и Aalto+Aalto из Финляндии, которые и по отдельности – оригиналы, а что будет, если каждый из них создаст для проекта Nordic Mash Up - 1+1+1 объекты, состоящие из трех элементов, а на выставке эти элементы будут пересоставлены между собой. Мэшап как есть. Цель «обмена» кусками творчества – создать наиболее брутальные и неожиданные объекты, а это, в свою очередь – великая цель всего дизайна.
Японский архитектор Джун Игараши

Цель номер два – лекция японского архитектора-концептуалиста Джуна
Игараши, обладателя множества международных премий, который специализируется на сложных для жизни, но интересных для экскурсий домах. Он расскажет об амбициозности архитектуры будущего.

Цель номер три -  PechaKucha Night, вечеринка в формате «20 изображений – 20 секунд». 20 участников Helsinki Design Week получат возможность показать каждый по 1 изображению и всего 20 секунд времени, чтобы донести свою мысль аудитории.

Фильм

Дни украинского кино «...від Довженка до Параджанова»

10 -13 сентября, инотеатр «Киев»

Александр Довженко

Эту программу каждый назовёт наизусть, не глядя. Набор из Довженко-Параджанова-Ильенко, список, дважды проклятый в глазах любого продвинутого кинозрителя – украинского кинозрителя. Сначала это было под запретом, теперь вот на каждом углу – но за своим, изнутри построенным забором.

Звенигора, А.ДовженкоЗритель смотрит на эту программу, как на дерево посреди степи: если забраться на верхушку, то вроде ты выше всех, но эти «все» находятся где-то в другом месте. Но ведь это совсем не так. За Довженко, «украинскую трилогию» «Арсенал»-«Звенигора»-«Земля», которая демонстрируется, особенно обидно. Советская киношкола немого кино не только то единственное, что безоговорочно признаётся всеми частью общемирового кинонаследия, но и Довженко, будучи частью этой школы, - как единственный украинский режиссёр, которого знают абсолютно все. При этом, напирая на его «украинскости», выливают вместе с водой самого Довженко из мирового контекста истории культуры.

Он, оставаясь актуальной фигурой советского киноавангарда, при этом легче всего связывается с европейским кино того времени. Конечно, в его фильмах видно огромное влияние советского авангарда, особенно в «Арсенале», и разумеется весь мир знает про уникальные поэтические особенности его кино, но если кого-то и связывать с французскими импрессионистами в кино (Жан Эпштейн, Дмитрий Кирсанофф, Марсель Л’Эрбье), то как раз его. Ночной прогулкой героя «Земли» Василя гордился бы любой из них. Ломание правил построения и ориентации кадров при взаимодействия героев в «Земле» и порождаемая этим неуверенность относительно того, что мы видим, вообще сложность визуалной эстетики Довженко в начале 30-х воспринималась французскими сюрреалистами как прямой диалог с ними. Луи Арагон даже специально рассматривал эстетику «Земли» Довженко в этом ключе, а когда Андрэ Мальро приезжал в СССР в 1934 году и страшно хотел ставить тут фильм по своему роману, то режиссёром видел только Довженко. Иконические сверхкрупные кадры в фильмах Довженко любят сравнивать с «Жанной Д’арк» Карла Дрейера, почти целиком построенной на них, а «Звенигора» является одним из самых структурно сложных немых фильмов вообще когда-либо созданных.

Тіні забутих предків, Параджанов

Второй блок фильмов «Дней украинского кино» — это, так называемое «украинское поэтическое кино». В основном созданное в 60-х годах, оно обращалось к классике украинской литературы («Каменный крест» Стефаника, «Тени забытых предков» Коцюбинского) и известно преимущественно как чрезвычайно образное, визуально насыщенное кино, которое шло вразрез с типичным советским кино того времени. Его диссидентски Параджановфлёр и пост-советская «национализация» тоже отчасти сыграли с ним злую шутку. При всех их очевидных достоинствах фильмы Параджанова, Ильенко, Осыки оказались, как кажется, вне мирового контекста, когда почти по всей Европе прокатилась «Новая волна», бывшая последней крупной революцией в кино. Во Франции её назвали «Новой волной», в Англии – вслед за литературным течением кино «рассерженных молодых людей». Во многом всех их объединяло то, что это кино вышло из павильонов и обратилось к нынешнему времени и актуальным проблемам, причём преимущественно посвящалось городской культуре. «Украинское поэтическое кино» кажется не вписывается в эту общую тенденцию, но вот формально в украинском кино происходили те же процессы. Оно было натурным, а не павильонным, его авторы вновь освободили камеру и задавались целью показать героев не как объекты. В этот короткий период ещё не прижатые к ногтю авторы, такие как Параджанов и Ильенко говорили про архаичные времена и сельскую культуру, но говорили на ультра-современном языке кино, которое не только понимали тогда во всём мире, а принимали с восторгом. «В нём есть та безрассудная энергия, ктоорую можно заметить в ранних работах Мартина Скорсезе, его операторская работа настолько полна сама собой, что с трудом вмещает в себя показываемую историю». И это крупнейший американский критик Роджер Иберт о «Тенях забытых предков» Параджанова, самое странное, казалось бы, сравнение, которое можно представить себе.

Книга

The Journey. The Fine Art of Traveling by Train

(Странствование. Изящное искусство путешествия на поезде)

 The Journey. The Fine Art of Traveling by TrainКнига о самом стильном виде транспорта – о поездах. А также о путешественниках, пейзажах и, конечно, дизайне самих поездов, из самых разных уголков мира железных дорог планеты. Книга полна невероятных изображений, которые могут составить хорошую конкуренцию фотографиям в National Geographic, иллюстрирующих, насколько поезда и места, где пролегает их путь, разнообразны: берега океанов и горячие пустыни, дно каньонов и дремучие леса. Поезда настолько же непохожи между собой, как и люди, которые на них ездят. Авторы книги подчеркивают, что особенность железных дорог еще и в том, что они огибают весь мир множеством линий, пересекаются, но никогда не заканчиваются окончательно, а потому могут служить источником постоянного вдохновения. Для путешественников в самом широком смысле.

Издательство: Gestalten Verlag, июнь 2015-09-11
Твердый переплет, 272 страниц, €39.90
ISBN: 9783899555691

 The Journey. The Fine Art of Traveling by TrainВнутри книги The Journey. The Fine Art of Traveling by Train: люди, рельсы, поезда The Journey. The Fine Art of Traveling by Train

 

 

[]

Комментарии (0)

Оставить комментарий