Войти Регистрация

Интервью
Автор: Катерина Ошемкова

С ТОСКОЙ ПО АУТЕНТИЧНОСТИ

Интервью с Бо Рёдлером

С ТОСКОЙ ПО АУТЕНТИЧНОСТИ

interview1/2013/08/19/s-toskoy-po-autentichnosti/

Увлечение ретротематикой, охватившее сферу как прикладного, так и возвышенного в своих устремлениях искусства,…

Увлечение ретротематикой, охватившее сферу как прикладного, так и возвышенного в своих устремлениях искусства, имеет настолько массовый характер, что заставляет задуматься об источнике своего происхождения. Нидерландец Бо Рёдлер как приверженец slow-дизайна с реминисценциями старины попробует развеять романтический туман над этим увлечением.

 

Бо Рёдлер возглавляет команду Bo Reudler Studio, основанную им в 2005 году в Амстердаме. До этого он окончил ArtEZ Academy of Art and Design (Нидерланды). Бо любит: отталкиваться в своих проектах от процесса изготовления и материала, раскрывая их скрытые качества; работать с натуральными материалами, потому что они обладают собственным характером; разбираться в прошлом, чтобы создавать предметы, которые вы никогда не видели прежде, но которые вам что-то напоминают; красиво состарившиеся вещи и пространства.

 

-  Как вы относитесь к современному винтажу в интерьере и мебельном дизайне? Как бы вы его охарактеризовали?

 

Мне нравятся старые вещи, в детстве я их коллекционировал. Наверное, благодаря этому увлечению я и стал дизайнером, чтобы сегодня создавать антиквариат будущего. Вещи и пространства приобретают свои «шрамы» и обзаводятся собственными историями лишь по прошествии времени. Поэтому можно сказать, что у винтажа позади целая жизнь. Эти предметы дожили до нашей «одноразовой» эры и как сувениры разных времен могут привнести глубину и жизнь в новые современные пространства.

 

-  Винтаж – довольно популярная тема в моде, дизайне, кинематографе. Каковы причины этой популярности?

 

Сегодняшний интерес к винтажу связан, как мне кажется, с тоской по аутентичности: ее больше в прошлом, чем в настоящем. С определенной точки зрения в этом можно усмотреть эскапизм.

 

- Какой дизайн из современного можно, на ваш взгляд, назвать рафинированным?

 

Сегодня мы заинтересованы не только в конечном продукте. Процесс, ведущий к появлению этого продукта, иногда остающийся за кадром, часто не привлекательный, рассматривается как составляющая самого продукта. Дизайн, который я считаю изысканным, честен и чист. Он не скрывает, из чего был сделан, где, кем. Это дизайн, созданный с любовью и вниманием к деталям. Предмет, который помогает нам восстановить связь с материалом, ремеслом, окружающей средой, людьми и т. д. Предмет, который рассказывает честную и красивую историю не только своим внешним видом, но и всем циклом своего появления: концепцией, дизайном, производством, переработкой или возможностью вторичного использования.

 

- Может ли / должен ли массовый продукт быть изысканным или в этом словосочетании присутствует противоречие?

 

Между массовым продуктом и утонченностью все еще нельзя поставить знак равенства, но даже у такого продукта может быть душа. Для этого процесс изготовления должен допускать появление ошибки, случайности. Мой собственный метод создания изысканных предметов предполагает изготовление больших серий с использованием натуральных материалов. Бамбук природных форм, который я использую для изготовления Bamboo Windsdor chair, придает индивидуальность каждому экземпляру. Благодаря никогда не повторяющимся формам натуральных материалов каждый стул получается другим, несмотря на то, что конструируются они все одинаково.

 

- Как вы относитесь к такому явлению, как «лимитированные серии»?

 

Красота уникальных и экспериментальных работ и лимитированных серий в том, что они могут указать новый путь. Благодаря публикациям и выставкам они вдохновляют других. Красота же серийных, массовых предметов в их доступности и утилитарности.

 

В том, что дизайн тоже можно разделить на haute couture и pret-a-porter, он похож на моду. Подобно haute couture, служащей в модной индустрии вдохновением для pret-a-porter, лимитированный дизайн играет такую же роль по отношению к массовому производству. Не думаю, что одно может существовать без другого. Например, Bamboo Windsor chair, который был представлен в Лондоне в прошлом году, можно назвать pret-a-porter-интерпретацией нашего Haute Bamboo chair, впервые показанного в Милане в 2010 году. Haute Bamboo chair изготовлен в восьми экземплярах, а Bamboo Windsor chair создан с расчетом на массовость. В данный момент мы занимаемся организацией производства для изготовления этого стула в большом количестве, что сделает его более доступным для покупателей. Bamboo Windsor chair не существовал бы без Haute Bamboo chair. Такие проекты помогают финансировать экспериментальные и основанные на исследовательской работе, которые в свою очередь приведут однажды к созданию нового массового продукта.

 

-  Что вы думаете о покупателе вашего дизайна, какой он?

 

Свои серии мы создавали не потому, что обнаружили брешь или спрос на какой-то продукт на рынке. Мы не думаем, что миру, например, не достает новых стульев, но уверены, что недостаточно стульев, созданных с любовью, которые бы объединили функцию и идею. Мы делаем вещи, потому что у нас есть история, которую мы хотим с их помощью рассказать. С работами, сделанными на заказ, другая история. Там отправной точкой проектов являются мечты и желания наших клиентов: частных покупателей, институтов и университетов, галерей, ресторанов, баров и гостиниц, архитектурных и дизайнерских студий.

Теги:
мебель

Комментарии (0)

Оставить комментарий