Войти Регистрация

Интервью
Автор: Анна Некрасова

МОДНЫЙ ПРОЦЕСС

Интервью с Машей Ревой

interview1/2013/11/21/modnui-process/

По случаю выхода новой линии свитшотов Odessa Series, созданной Машей Ревой для бренда Syndicate, мы побеседовали с дизайнером…

По случаю выхода новой линии свитшотов Odessa Series, созданной Машей Ревой для бренда Syndicate, мы побеседовали с дизайнером об основных идеях и истоках коллекции, впечатлениях от учебы в США, Бельгии и Великобритании и моде как явлении.

 

Вы не раз говорили, что мода для вас – это, прежде всего, бизнес. При этом в последних своих проектах вы затрагиваете социокультурные вопросы, такие как природа и Интернет в серии Botanicallayers (2012), а также ценности и цены в коллекции OdessaSeries (2013). В последней серии, представленной в этом сезоне на Mercedes-BenzKievFashionDays, вы иронизируете по поводу желания соотечественников выглядеть дорого, используя принты с изображениями украшений с аукциона Christie и винтажных безделушек с блошиного рынка. Означает ли это, что вы хотите действовать по принципу «клин клином» или это все-таки только бизнес и удачное использование «светского недуга» в личных целях?

 

По правде говоря, моипроекты с украинским брендом Syndicate достаточно коммерческие, только подход к работе с моей стороны довольно свободный. Мне нравится анализировать людей, их мании, так сказать. Если на вещь нанесен принт с каким-либо подтекстом, это уже не просто вещь, смысл ее глубже, хотя виден он, возможно, и не с первого взгляда. Покупать одежду – это тоже своего рода мания. Так или иначе, у определенной прослойки населения есть слабость к нарочитому богатству. Меня вдохновили походы по базарам и переходам, где все заполнено дешевой бижутерией. Чего там только нет – заколки, обручи, кольца, все инкрустировано стразами, искусственными камнями, «золота» тоже хоть отбавляй, тут же можно найти леопардовую скатерть с отделкой из золотого пластика. Все это, как мне кажется, ирония на тему богатства по-украински. Рассказывая эту историю, я не пытаюсь быть кем-то другим, это наша среда и это наша родная страна. Индивидуальность – вот что заинтересовало иностранных баеров, которые закупили нашу коллекцию в Париже в этом сезоне.

 

Вы комментировали идею коллекции OdessaSeries желанием развить тему отечественного китча – важной составляющей современной украинской фэшн-ДНК. Не кажется ли вам, что, кроме микса дорогого и дешевого характерным элементом украинского гардероба являются халаты с разнообразными узорами, наполняющие массовый рынок?

 

Смешение принтов очень подходит к нашей теме, на моем mood-board было много фотографий сельских жителей, иллюстрирующих то, как они одеваются. Это, конечно, предмет исследования для отдельной коллекции. Но я решила не смешивать так много всего и сразу, все-таки принт должен читаться, хотя в коллекции есть несколько моделей, которые символизируют буйство принтов: фрагменты советских открыток, пластиковые украшения, искусственные цветы, роскошные ожерелья – и все это на фоне орнамента в стиле барокко. Такой микс пришел в голову после выставки коллажей Параджанова в Одессе этим летом, они меня очень вдохновили.

 

Когда речь заходит о моде, ее сопровождают понятия-спутники: красота, вкус и стиль. В искусстве, к примеру, существует такая категория, как «эстетика ужасного». Как, по-вашему, применима ли она в моде?

 

Интересный вопрос. Да, по-своему применима. Например, Рей Кавакубо утверждает, что находит красоту там, где ее не видят другие, скажем, в чем-то незаконченном или грубом, по мнению других людей. Мы живем в то время, когда все уже было, и чтобы создать свежий продукт, иногда нужно все перевернуть с ног на голову, да и правил, собственно, не существует. Именно так нас и учат в магистратуре в Колледже Святого Мартина. Поскольку правил нет, и все мы индивидуальны, у каждого – своя позиция и эстетика, не существует шаблона, по которому можно сделать «хорошую» коллекцию. Есть разве что форма коммуникации с преподавателями в виде скетч-буков, mood-board, макетов и портфолио.

 

Вы прошли стажировки в студии ThakoonPanichgul в Нью-Йорке и у Вальтера ван Бейрендонка в Антверпене. Расскажите подробнее, чем вы там занимались, что почерпнули для себя во время каждой из этих практик?

 

Стажировка в Нью-Йорке длилась всего две недели. Но в 2010 году это был просто культурный шок: меня сразу привлекли к рабочему процессу, мой английский на тот момент был, мягко говоря, не очень – все поручения я получала в письменном виде. Когда я вернулась домой, поняла, что опыта, конечно, недостаточно, и надо продолжать стажироваться. Мне повезло, и я оказалась в Антверпене, в студии у Вальтера, о котором читала в книгах по моде, и не думала, что мы когда-нибудь встретимся. Это путешествие длиною в три месяца было абсолютно другим: подход ван Бейрендонка к работе не настолько коммерческий, как в Thakoon Panichgul. Студия-магазин, где мы работали, выглядела, как белый космический корабль с огромным шоколадным медведем по центру, внутри которого были кронштейны с одеждой. Вокруг стояли архивы с коллекциями 90-х годов, которые мы разбирали в подготовке к его выставке-ретроспективе. Одним словом – сплошное сумасшедшее вдохновение.

 

После выхода в финал в конкурсе WGSN Global Fashion Awards и завоевания Гран-при «Взгляд в будущее» (2010) вы отправились на учебу в Колледж искусства и дизайна имени Святого Мартина в Лондоне. Какие курсы вы прослушали? Если сравнить методы обучения в Великобритании с украинскими вузами, могли бы вы выделить что-то особенное, свойственное только нашей системе, чего не встретишь в школах дизайна других стран?

 

Гран-при конкурса «Взгляд в будущее» на тот момент – это два коротких курса в CSM. Меня очень зарядил курс New Concepts in Fashion – просто фантастика, очень контрастирует с методами обучения в Украине. Я тогда решила, что душу продам, чтобы хоть год пожить в Лондоне и еще поучиться в колледже, что и привело меня в магистратуру. Попасть на курс непросто, но меня по какой-то причине приняли. Я окончила университет в Украине с красным дипломом и честно могу сказать, что наша система образования, к сожалению, застряла в прошлом. Нам не хватает современных доступных библиотек и много другого, чтобы развивать культуру во всех ее проявлениях. Ведь культура – это двигатель прогресса, как известно. Сейчас я взяла академический отпуск на год и работаю с заказами после участия в шоу-руме в Париже, готовлюсь к следующему сезону, через год надеюсь вернуться и окончить курс.

 

Уместно ли вообще говорить сейчас о понятии «мода»? Еще Кант писал о том, что «мода, в сущности, не дело вкуса (ведь она может быть в высшей степени противной вкусу), а дело одного лишь тщеславия и соперничества, чтобы в этом превзойти друг друга». Как вы определяете для себя, что есть мода?

Все меняется настолько быстро, что многие чувствуют острую необходимость соответствовать времени, а одежда – это оболочка, отражающая момент. Интернет подливает масла в огонь – информация распространяется настолько быстро, что идея устаревает сразу, как только она родилась. Для меня то, чем я занимаюсь, – это, прежде всего, коммуникация с помощью идей и визуального ряда в балансе с практической составляющей. Я пребываю в постоянном споре сама с собой, моя сильная сторона – это визуальная коммуникация, просто сейчас я трансформирую свои идеи в физические объекты, которые можно носить.

 

Какими канонами и принципами руководствуетесь в работе, что самое ценное для вас в ней?

Главное – получать кайф от процесса, тогда все окружающие будут это чувствовать.

Теги:
мода

Комментарии (0)

Оставить комментарий