Войти Регистрация

Интервью
Автор: Анна Бандальер

Учусь создавать идеи

Анфиса Богомолова об учебе в Таллинне и Турине

interview1/2014/02/11/ychys-sozdavat-idei/

Мы продолжаем рассказывать об опыте молодых дизайнеров, которые получили образование за рубежом. На этот раз…

Мы продолжаем рассказывать об опыте молодых дизайнеров, которые получили образование за рубежом. На этот раз мы побеседовали с Анфисой Богомоловой, которая поступила на магистерскую программу Таллиннского технического университета и Эстонской академии искусств, а сейчас учится по программе обмена в Туринском политехническом университете.

У тебя есть уже одно высшее образование, полученное в Киеве. Расскажи про свою учебу в Украине, какие важные навыки ты приобрела и в чем, по твоим ощущениям, тебе не хватает профессионализма? Какой был главный мотив учиться дальше?

Я получила степень бакалавра в области дизайна интерьера в Национальном авиационном университете. Хотя мы и сменили систему на «европейскую» кредитно-модульную, но в подходе к обучению застряли в 90-х. Ощущается недостаточное финансирование и консерватизм методологии. Возможно, у нас просто нет смелости экспериментировать, что так важно в дизайне. А учиться по той же схеме, по которой готовят, к примеру, экономистов, – ключевая ошибка. К тому же студенты привыкли безоговорочно доверять мнению преподавателей, в то время как дизайн – это дисциплина, где нельзя полагаться на субъективное мнение непрактикующего дизайнера. В Украине я не приобрела достаточного профессионального опыта, но прошла неплохую школу жизни. У нас дают замечательную классическую, академическую подготовку, мы набиваем руку и становимся отличным инструментом в руках настоящего дизайнера, сами таковыми не являясь. Раньше я гордилась, что могу сделать проект за ночь, теперь я понимаю, что это невозможно. Проект за ночь не делается, ведь в слове «проект» кроется смысл и проработка, а не схематичная реализация интересной задумки. Дизайнер, в первую очередь, должен научиться правильному подходу и своеобразной философии проектирования в хаосе всех тех дисциплин, которые он изучает. Подходы эти везде разные: где-то упор делается на ecodesign, где-то на sustainable или engineering, но у каждого из них есть свои цели, а не только инструменты. Студентов должны учить тому, как создавать идеи. Это был мой главный вопрос, на который я не получила ответа за четыре года учебы в Украине и начала получать ответ с первой недели учебы в Таллинне.

 

По каким критериям ты выбирала вуз?

Главными критериями выбора вуза были наличие магистратуры на английском языке по индустриальному дизайну и стоимость обучения. Программу, которую я сейчас осваиваю, я нашла совершенно случайно. Она не афишировалась, это были первые наборы студентов, и я просто случайно обратила внимание на слово design в списке магистратур, предлагаемых на английском. На сайте я нашла интересный курс «Дизайн & Инженерия». Идея в том, что тут объединяются два главных направления для создания качественного продукта. Набирают студентов, получивших разное образование: от ІТ-специалистов до биологов, от архитекторов до пищевых инженеров. Мы работаем над проектом в группе, и любой опыт может пригодиться, так как предметный мир – это обо всем! Главные, конечно, это дизайнеры и инженеры. Когда я поступала, объявили, что год учебы стоит 1800 евро в год, что даже дешевле, чем в Украине. Однако уже на следующий год плату отменили.

anfisa_bogomolova_interview_008

 

Какие нужно было сдать экзамены для поступления? Была ли у тебя возможность получить грант? Сколько длился процесс получения визы?

Процесс поступления оказался гораздо менее стрессовым, чем я ожидала. Все происходит в три этапа. Нужно прислать свое портфолио (или ссылку на него), сертификат о подтверждении знания английского (обычно I.E.L.T.S или TOEFL) и пройти интервью. Я сдавала экзамен по английскому языку уже в Таллинне, в офисе интернационального центра моего университета, всего за полчаса, результаты теста мне сказали в тот же день. Сдать его было гораздо проще, чем TOEFL, который занимает три месяца и стоит более 100$. Еще через неделю у меня было скайп-интервью, после которого я получила подтверждение только через месяц. Была еще одна проблема: срочно нужен был диплом, который у нас печатали по 2-3 месяца. Но в связи с Евро-2012 мы защитились в мае и уже в июле, фактически ночуя под окнами деканата, я выпросила свои документы. Должна признать, получить их было куда сложнее, чем поступить. Как только все было отправлено, мне оставалось переживать только по поводу карты ВНЖ. Оформлять я ее начала с июля, процесс этот занимает около 2 месяцев, но я успела получить заветный документ до отъезда в Таллинн. С ним я могла ездить куда и когда угодно без виз, что я, собственно, и делала каждые выходные.

С грантом мне тоже неожиданно повезло. Меня предупреждали, что стипендий не предвидится, а по ВНЖ я не имею права работать в Таллинне, только учиться. И тут всего за неделю до начала учебы я, проверяя почту, увидела предложение о стипендии для всех новоприбывших иностранных студентов. Я без особых надежд написала мотивационное письмо, и через пару дней мне сообщили, что я буду получать стипендию в 300 евро каждый месяц.

 

Расскажи о том, как проходит процесс обучения? В чем его специфика?

Набрав студентов, кураторы ограничили самые необходимые направления дисциплин в рамках нашего брифа до трех: дизайн, инженерия и предпринимательство. Курсы проводятся от двух университетов: Таллиннского технического и Академии искусств. Причем, это не значит, что дизайнер должен решать задачи инженеров – каждый занимается своим привычным делом, а на курсах нам дают те основы, которые положено знать всем практикующим. Например, у нас был сопромат, но мы не решали страшные уравнения, ведь все понимают, что неподготовленный человек не справится. Мы учились пользоваться программой, которая вычисляет все нагрузки и показывает стрессы и деформации для определенного типа материала конкретной формы. Нас учат именно тому, что нужно на практике. Есть специальные лаборатории и фабрики, где мы наглядно изучаем свойства материалов. Так же нам дают основы предпринимательского дела, стратегии, легализации и интеллектуального права. Но все проходит не только в режиме урока или лекции – мы просто ведем диалоги, рассматриваем кейсы, отдельные случаи, анализируем успешные компании и задаем практические вопросы.

anfisa_bogomolova_interview_009

Главное, конечно, это проект. Существенным отличаем от Украины является не только тот факт, что мы учимся в группе, состоящей из разнопрофильных студентов, а то, что мы работаем на определенную компанию. Один семестр – это один проект, которым мы занимаемся фактически непрерывно. В прошлом году мы работали над кухней для пожилых людей: ездили в дом для престарелых, изучали рынок, были на фабрике по производству кухонь, которая будет реализовывать наш проект, и знакомились с ее возможностями. Мы много раз делились на группы и разрабатывали концепт, после чего выбирали сильные стороны каждого и трудились над его разработкой в одном лице. За месяц до дедлайна первый сырой проект пустили на конвейер и собрали кухню, чтобы протестировать и найти недостатки. Оставшийся месяц ушел на переделки – и наша кухня была готова.

anfisa_bogomolova_interview_010

В этом году акцент был на больницы. Студенты ездили в госпитали, анализировали и искали, в чем неудобство системы, и позже делились на группы по разработке новых решений. Прошлой весной мы возили свои проекты на ежегодную миланскую выставку SaloneSatellite, где показывали работу нашего курса в павильоне, выделенном для студентов. Конечно, все организовывал университет, от нас требовалось обустроить отведенное нам место и презентовать. Но этот опыт дорогого стоит.

anfisa_bogomolova_interview_011

Работа в группе – это тоже бесценно. Невозможно быть хорошим начинающим дизайнером в одиночку. Идеи рождаются в процессе обсуждения, и очень важно предлагать как можно больше, чтобы как можно чаще критиковать и таким образом дедуктивным путем приходить к лучшему решению. Работая в одиночку еще в Украине, мы чаще всего воображали образ или концепт, а потом придумывали ему причину. Тут мы идем от обратного. Мы постепенно приходим к результату, который просто невозможно предугадать в начале, это и есть дизайн-процесс. Во время работы над проектом нас курируют разные преподаватели, каждый семестр несет новые методики, новые сроки и новые эксперименты. Полезно все – и недельные воркшопы, однодневные интенсивы без сна и еды, и кропотливая работа над мелочами, длящаяся по полгода.

Концу года мы готовим фидбек. Причем не просто в форме текста – нам дают образцы диаграмм с разными критериями по каждой из намеченных целей: дизайн, инженерия, предпринимательство, – а мы отмечаем наш начальный уровень и результат через год. Мы пишем отчет о каждом сделанном шаге в групповой работе и тут очень важно указать свою роль и миссию в группе, чем ты был уникален и полезен. Так же мы анализируем всю свою работу и думаем, над чем стоит работать лучше. Все это помогает совершенствовать программу с каждым годом.

anfisa_bogomolova_interview_012

 

Чем отличаются преподаватели у нас и в Эстонии?

Такого понятия, как преподаватель в нашем понимании, собственно, не существует. Есть тьюторы, кураторы или просто лекторы. Студенты независимы от оценок, и субъективный преподаватель не имеет права нас «завалить». Вся система учебы происходит онлайн. Для нас важно набрать 120 кредитов за 2 года, оценки выставляются только за одну треть предметов и не являются решающими. Главное – выполнить все требования, и ты получишь свой кредит. В онлайн-системе отображаются все твои учебные успехи, и только ты имеешь право их контролировать. Мы также назначаем онлайн-встречи, во время которых консультируемся по вопросам проекта с разными кураторами, в зависимости от дисциплины. Если же это предмет на оценку, к примеру, изучение программы, то мы сдаем тест онлайн и как домашнее задание предоставляем соответственный проект. У преподавателя сменилась функция с «авторитетного жюри» на консультанта, у него больше нет прежней власти с оценкой в руках, проект – только наше «дитя», куратор может лишь помочь и направить нас, а наша оценка – это результат, который мы видим на финальной презентации. И эта оценка не проставляется в системе и не влияет на «средний бал».

Как бы ты оценила общий уровень студентов, которые с тобой учатся? Насколько интернациональный их состав?

Я всегда мечтала учиться среди инженеров, они мне казались гениальными. И как только я оказалась в группе, где столько парней и все инженеры, к тому же почти все иностранцы, я была безумна рада, что нам предстоит вместе работать, хотя боялась упасть лицом в грязь. По сути, из дизайнеров-иностранцев я была единственная на первых порах, остальные дизайнеры были эстонцами. Наши лагеря едва заметно, но разделились: с одной стороны – дизайнеры-эстонцы, с другой в основном инженеры-иностранцы, а я вместе с ними. Но уже через полгода к нам по обмену приехало столько иностранцев, и мы слились в одну группу. Уровень невозможно определить, так как все работают на одну цель и у всех очень разные навыки и образование, каждый с удовольствием делает то, что умеет лучше всего. Мы не конкурируем между собой, а наслаждаемся общим процессом. Национальный состав студентов разнообразный: Франция, Италия, Германия, Финляндия, Норвегия, Турция, Грузия, Россия, Кувейт, много китайцев, новозеландцы. Особенно приятно было работать с австралийками – они были в восторге от всего и, в отличие от остальных, не только критиковали, но всегда отмечали лучшие стороны концепта.

anfisa_bogomolova_interview_013

 

Дорого ли жить и учиться в Таллинне?

Таллиннский технический университет предлагает шикарные условия в сравнении с киевскими общежитиями. Отстроены новые современные здания рядом с университетом. В каждом блоке две двухместные комнаты, общая кухня и санузел. Чувствуешь себя, как дома. Вокруг новая цветная плитка на стенах, на кухне современное оборудование, даже духовка. На входе – магнитные карты, имеется своя почта и парковка. Когда живешь в таком месте, у людей рука не поднимется портить помещение или мебель. А месяц проживания стоит около 120 евро плюс бесплатный транспорт для проживающих. В конце концов, деньги уходят только на питание и съем жилья, и стипендия в 300 евро была очень кстати.

Больше всего меня впечатлил тот факт, что университет оплачивает нам все, что необходимо для учебы: от карандашей, бумаги и распечатки материалов до экскурсий в образовательных целях. Однажды мы ездили на фабрику нашего производителя в Тарту и по дороге домой решили заехать покататься на лыжах и санках. Мы сняли деревянный домик с финской сауной, отлично провели время. По приезду нам вернули потраченные на проезд и жилье деньги.

anfisa_bogomolova_interview_014

 

Какие были сложности в адаптации в новой стране?

В принципе, сложностей как таковых не было. Был естественный страх, что не справлюсь с инженерными предметами, что где-то не пойму английский, что я в чем-то уступаю. Но нет, все оказалось очень хорошо. Все друг другу помогают, как инженеры, так и дизайнеры. Бояться нечего, через две недели свыкаешься и входишь в новый ритм. Единственное, что нужно быть готовым чувствовать себя на курсе только гостем, а не хозяином, так как часто процессом и организацией руководят эстонцы, чей язык нелегко освоить. Но эстонцы – народ очень милый и доброжелательный, только закрытый. Они в совершенстве владеют английским, но не готовы общаться только на нем, поэтому чаще всего можно обзавестись только приятелями, но не близкими друзьями.

 

Сейчас ты учишься в Туринском политехническом университете по специальности «экодизайн». Расскажи подробнее об этом опыте.

В любом университете в ЕС существует программа, которую просто обожают все студенты, – Erasmus, проще говоря, студенческий обмен. Суть в том, что ты заключаешь контракт с любым иностранным университетом, проходишь собеседования и, если тебя принимают, можно поехать учиться в вуз твоей мечты на семестр или год, причем тебе выплачивается стипендия, сумма которой зависит от выбранной страны. В Италии мне платят 400 евро в месяц, хотя этого тут явно недостаточно. Кроме того, есть шанс попасть на оплачиваемый курс языка за месяц до учебы. Мне, например, удалось попасть в Венецию на месяц изучать итальянский. Учусь я в Туринском политехе, этот удивительный город – моя новая любовь. Тут царит творчество. Мой корпус находится на территории одного из заводов Fiat. Также здесь очень много опен-спейсов в помещениях бывших дворцов, и работается в таком пространстве куда вдохновенней. Подход к учебе здесь был моим новым открытием. В этом году мы работали над холодильником без энергии, то есть вместо электричества мы использовали местные ресурсы. Мы не столько проектировали, сколько изучали территорию и ее возможности. Три месяца – сплошная инфографика, таблицы и анализы. Я работала в неизвестных мне программах, на неизвестном языке. Для экзаменов мне нужно было прочитать 3 итальянские книги и 20 английских. Скажу честно, так много я еще никогда не училась. Мы находились в университете с утра до вечера, спали по 3-4 часа. Но результатом я довольна. Единственный минус – тут тоже сильно влияние традиционной теоретической школы, мы почти не макетировали, не тестировали и ничего не делали руками, нас консультировали, и мы могли только довериться профессионалам.

anfisa_bogomolova_interview_015

 

Видишь ли ты для себя профессиональные перспективы в Украине? Планируешь ли вернуться?

На данный момент я уже настолько свыклась с мыслью, что живу на три страны, что не могу себе представить окончательного возвращения домой. Эстония хороша для учебы, но сомневаюсь, что я смогла бы там жить. Безусловно, я хотела бы найти место стажировки в Италии и не потерять язык, так как кроме Италии он больше нигде не практикуется. Но боюсь, что пока из-за безработицы это будет непросто. В то же время итальянский рынок охотно развивает свои отношения с украинским, и было бы весьма интересно найти в этом направлении перспективы для себя. У меня есть утопическая мечта – поработать в Австралии. Посмотрим – время все расставит на свои места. 

Теги:
образование

Комментарии (0)

Оставить комментарий