Войти Регистрация

Интервью
Автор: Юля Куприна

Сапожник с сапогами

Интервью с Али Саулиди

interview1/2014/05/15/sapojnik-s-sapogami/

«Я могу воплотить любую пару обуви, которую придумаю. Это очень удобно. И это круто», – отвечает дизайнер Али Саулиди…

«Я могу воплотить любую пару обуви, которую придумаю. Это очень удобно. И это круто», – отвечает дизайнер Али Саулиди на вопрос, носит ли он сам то, что шьет. Его продукция – существующие всего в десятке-другом экземпляров мужские и женские пары, в которых цветовой минимализм сочетается с футуристической и конструктивистской формой.

Али еще нет и 30, его бренду Ali Saulidi – всего четыре года, шоу-рум в Киеве появился в конце 2012-го и вот-вот перейдет в режим обычного магазина, а не закрытой студии. При этом об обуви от Ali Saulidi слышали все модники Киева, а на счету модельера – сотрудничество с самыми интересными из отечественных дизайнеров одежды, выход на российский рынок и планы по завоеванию Парижа. Недавно Али запустил мужскую классическую линию – несколько пар оксфордов, которые, впрочем, выглядят так же нескучно, как и предыдущие работы Саулиди.

Ali Saulidi

Обычно развитие происходит от классики к авангарду. У вас – наоборот. Почему?

На самом-то деле это не так. Ведь учился я на классике, и первые мои модели были классическими. Возможно, теперь процесс выглядит иначе: первые работы для бренда не были классикой. Хотя, грубо говоря, вообще вся обувь делится на две классические конструкции: дерби и оксфорд. Дерби – это когда задняя деталь (берец) настрачивается на переднюю (союзку). Оксфорд – наоборот. Разве что еще может быть вариант, когда пара цельнокроеная. А в босоножках роль союзки играет ремешок.

А почему первые модели бренда были неклассическими?

Потому что классика скучна. Классика – это нечто обязательное. Как нижнее белье: ты его все равно наденешь, оно должно быть. Мне ближе футуризм и минимализм, больше нравится работать с формой, конструкцией, содержанием, чем с цветом.

Ali Saulidi

Почему тогда взялись за классику?

Классика – это то, чего не хватало, поэтому мы и начали ее делать. Кроссовками ты не закроешь все вопросы в своей жизни. Мужской мир всегда более консервативный, мужчины более скованы. Если только они не итальянцы. У нас же даже креативный слой ограничивается криперсами – мужскими туфлями на платформе. Это пик авангарда для наших людей. Но ведь и классика тоже делится на классику и не совсем классику. То, что мы сейчас делаем, – как раз не совсем классика. Самая скованная классика – это закрытая шнуровка, когда берцы, в которых есть отверстия для шнурков, идут встык. На них нет перфорации – дырочек, которые образуют узоры. Нет фигурного носка. Это самая консервативная классика, которую носят дипломаты и политики, и у нас ее нет. Наши пары – с цветными носками, перфорацией и прочим – можно носить и под джинсы, и под подстреленные брюки, и под классический костюм.

Ali Saulidi

Мужчины более консервативны в обуви, а женщины более продвинуты. Означает ли это, что женскую обувь делать интереснее?

В женской обуви больше места для маневра и полета фантазии. Футуризм и авангард в большей мере воплощается в женских парах. Такими же можно делать и мужские, но женский обувной мир более многогранен. Женщины носят и мужскую обувь – это все модели на низком ходу. А мужчины женскую – нет, за крайне редким исключением.

Откуда у вас любовь к футуризму и конструктивизму?

Меня всегда манила архитектура. Я в детстве думал, что стану архитектором. Дизайнером я себя не видел, а вот архитектура – на это я был очень настроен. Теперь так получилось, что моя архитектура воплощается в обуви.

Ali Saulidi

Почему именно в обуви?

Я поступал на экономическую специальность. Год проучился и понял, что мне это не интересно. И в процессе учебы узнал, что есть такая специальность, как художник-конструктор обуви и кожгалантерейных изделий. И я перевелся, очень спонтанно. Одежду я не рассматривал в принципе. Потому что... не знаю, это внутреннее ощущение, не могу объяснить. Хотя для себя мы шьем кожаные куртки и другие вещи. И в будущем, возможно, разбавим обувь другими аксессуарами.

Как насчет новых коллабораций? С кем из дизайнеров сейчас сотрудничаете?

Все сотрудничества складывались сами собой. Когда я только начинал, то безумно хотел поработать с Лилией Литковской, мне очень нравилось, что она тогда делала. И мое первое сотрудничество получилось именно с ней, это было очень круто: первый раз – и сразу с Литковской. Мы просто созвонились, встретились и попробовали. Потом был Саша Каневский – два сезона подряд. Потом сотрудничал с брендом L'UVE, когда там дизайнером была Валерия Ковальская. Затем – c Еленой Пржонской, теперь вот с российским брендом BEssARION. Все эти дизайнеры были мне интересны и близки тем, что они делают. Сам процесс всегда был приятен – не только коммерческая сторона, но и творческая. Мы всегда старались сделать крутой носибельный продукт. Что-то, что не просто будет давать картинку, но и будет действительно удобно, функционально. Одна из наших доктрин – сочетание эстетики и утилитарности.

Ali Saulidi

А что важнее – эстетика или утилитарность?

Для меня важнее, когда одно сочетается с другим. Не будет шоколада без пломбира. Кому нужна красивая обувь, которую нельзя обуть? Которая натирает и наносит вред ногам?

Но ведь высоченные каблуки – это не очень удобно.

Когда что-то закрывает стопу – это тоже неудобно. Удобно ходить босиком. Все относительно. Если у нас высокий каблук, то мы его делаем устойчивым, делаем широкую платформу, которая амортизирует высоту. В основном все наши модели на каблуках более агрессивные, но в этом их суть.

Теги:
мода

Комментарии (0)

Оставить комментарий