Войти Регистрация

Интервью
Автор: Катерина Ошемкова

На работе как дома

Интервью с Ольгой Акуловой

На работе как дома

interview1/2015/02/03/v-studii-kak-doma/

Горение своей работой, удовольствие от процесса и удовлетворение от результата для творческого человека вещи…

Горение своей работой, удовольствие от процесса и удовлетворение от результата для творческого человека вещи взаимосвязанные и необходимые. Персональная схема жизни архитектора Ольги Акуловой, которой она поделилась с нами в интервью, может быть полезна не только ее коллегам по цеху.

Как давно существует твоя студия?

Юридически Olga Akulova Design существует с 2006 или 2005 года (честно говоря, не помню точно). Но как
человек, создающий некий дизайн, работаю с 2001 года, то есть уже 13 лет. Переехав в 2003 году в Киев, я потихоньку уходила на вольные хлеба. Но, даже работая в архитектурной мастерской, я параллельно вела свои проекты. Потом, когда появилась возможность и такое количество клиентов, что можно было работать самостоятельно, я ушла и организовала свою студию. 

Архитектор Ольга Акулова

Как получилось, что ты полностью самодостаточна в своей работе. Не было ли у тебя когда-нибудь желания найти сотрудника, помощника или партнера по студии?

Желание было, я даже делала такие попытки. Но на самом деле серьезной необходимости в помощнике пока нет, потому что у меня не такой большой поток заказов, и я занимаюсь каждым проектом персонально, веду его с нуля до завершения. Сама делаю визуализацию в 3ds Max, занимаюсь вычерчиванием – для меня очень важно делать «рабочку» самостоятельно, потому что в процессе я масштабирую некоторые узлы, веду авторский надзор… и фактически на всех этапах корректирую проект. Если бы я дала возможность кому-то другому вести часть проекта, то потом не смогла бы подписать его Olga Akulova Design. Плюс я сама пока не потеряла интерес ко всем процессам: вычерчиванию, визуализации… Но на 14-м году работы, безусловно, накапливается некая усталость. Возможно, в ближайшее время мне понадобится новый взгляд человека, который думает так же, как я и понимает то, что я делаю, но сможет добавить что-то свое. Но это уже будет совместное творчество и у студии будет другое название. 

На самом деле, мне было бы самой интересно поработать в какой-то европейской классной мастерской, например, Джона Паусона (John Pawson). Потому что опыт проектирования в Европе кардинально отличается от нашего, и мне очень хочется понять саму кухню, как это происходит у них. Я бы даже пожертвовала своей свободой и личным временем, чтобы поучиться у этих мастеров. Этого не узнаешь из книг или путешествуя, только окунувшись в среду, наделав кучу ошибок, ты поймешь, что плохо, а что хорошо. Я не говорю, что собираюсь прямо сейчас все бросить, но есть такая идея. 

Расскажи, пожалуйста, о той студии, которая была у тебя до переезда в нынешнюю.

В самом начале самостоятельной работы моя студия располагалась в съемном помещении, где мне позволили сделать свой дизайн. Получилось очень уютно и часть предметов перекочевали впоследствии в новую мастерскую, но расположение было не самое удачное – далеко от центра. Тогда я ощутила, что мне не очень комфортно отдельно работать и жить. К тому же, так как я занимаюсь в основном жильем, нужно демонстрировать своим клиентам, что я практик, и то, что я делаю, абсолютно реалистично, показать, что я этим сама пользуюсь и могу сказать, что работает, а что нет. Очень не хочется ездить в офис. Я даже не представляю себе такой ситуации, когда бы я создала свою собственную команду, купила или арендовала помещение и каждый день бы туда ездила. Это так тривиально и совершенно не творчески. Мне кажется, что это окунуло бы меня в очередную рутину зарабатывания денег. 

Olga Akulova Design

Почему еще не хочется увеличивать студию? Это большая ответственность, команде надо платить достойную зарплату. Я не смогу платить архитектору зарплату 300 евро, у меня рука не поднимется. А платить больше – значит, что я не поеду в Англию, Милан, не куплю себе что-то для интерьера или из одежды. Да, у ребят будет хорошая зарплата, много заказов, но не факт, что все они будут качественными, потому что я уже не буду заниматься всем сама, а буду просто зарабатывать деньги. Но я не хочу просто зарабатывать деньги, я хочу получать удовольствие от процесса. Я счастлива от того, что живу в своей мастерской, что работаю здесь и от того, что моя работа помимо удовольствия и радости приносит мне еще и доход, на который я могу существовать. Я не роскошествую, но у меня есть пространство, в котором мне комфортно, недорогая машина, которую я очень люблю, я могу путешествовать, черпать информацию в Европе, встречаться с людьми… Это моя личная, персональная схема жизни, мне не хочется уходить в какие-то шаблоны. Я почувствовала, что здесь мое место силы и за этот предел комфорта я не хочу выходить.

При поиске помещения для нынешней студии-квартиры какими параметрами ты руководствовалась?

Самое важное требование к помещению было, чтобы персональная зона не пересекалась с общественной. Свое личное пространство я вынесла на второй этаж, это та территория, на которую клиенты никогда не попадают. Она не за стенами, за ограждением, но ее не видно. И находясь в мастерской, нет ощущения, что где-то рядом персональная территория, есть спальня или весит одежда, или какие-то другие признаки домашнего пространства. Помещение на первом этаже очень похоже на салон, на бутик домашнего типа, но это не квартира в привычном понимании этого слова, что мне очень нравится. Когда я сюда переехала, у меня было такое радостное ощущение: «Как? Это все мое?». 

Что для тебя личное пространство?

Есть такой нюанс: в студии большие окна, и когда они открыты, мы частично находимся на улице. Как только они закрываются, я оказываюсь дома, в своем личном пространстве, меня никто не видит. Всего лишь драпировка – отсекла и все. В выходные окна всегда закрыты. 

Ощущение личного пространства вне стен дома мне дает Интернет. Когда я там, я как будто под неким куполом. Или внутри машины. Очень важно, чтобы меня окружали «свои». Мне нравятся современные люди, европейцы и очень озадачивает модная тенденция быть позитивным. Как можно быть позитивным человеком со злыми глазами? Позитив внутри. Нельзя быть идеально хорошим. Это нормально, когда человек злится, высказывает свои эмоции…

Olga Akulova Design

Есть ли у тебя какой-то предмет, вокруг которого может образоваться твое личное пространство, куда бы ты ни отправилась?

То, что я вожу всегда с собой, – это страсть к собиранию интерьера. Я не выхожу из состояния профессии, я постоянно в ней. Находясь в новом для меня помещении больше часа, я всегда думаю, что бы можно было в нем поменять, чтобы улучшить. Это происходит автоматически. По сути, у меня сейчас два дома – в Бомоте, Англия, и в Киеве. Здесь я вью свое собственное гнездо, углубляюсь в работу, а там я отдыхаю, но тоже вью свое гнездо: ставлю горшочки с цветами на крыше, чтобы был красивый вид из окна, подбираю посуду – там столько красивой посуды и такое удовольствие ее покупать.

Какими размышлениями ты бы хотела поделиться с нашими читателями?

Вспоминая своих клиентов и задумываясь о ситуации, я понимаю, что у нас в Украине нет конкуренции как таковой. Даже между молодыми студиями, которые только начали набирать обороты, которые сейчас на слуху. Потому что их настолько мало – от силы пять. У каждого из этих бюро есть человек – некий лидер, вокруг которого оно образовано, и к нему тянутся определенные заказчики. Ко мне не придут люди, которые придут к другому архитектору и наоборот, потому что они услышат, что он говорит, и поймут: это не мой человек, я не смогу с ним работать. Или увидят, что я делаю, и подумают: «Нет, мне не нравится» и пойдут к другому. Конкуренции нет. У каждой студии есть свой круг заказчиков.

Теги:
украинский дизайнофисквартира

Комментарии (0)

Оставить комментарий