Войти Регистрация

Интервью
Автор: Юлия Куприна

Смешение видов

Интервью со Степаном Рябченко

interview1/2015/02/18/smeshenie-vidov/

«Я родился среди картин», – говорит о себе одесский художник и архитектор Степан Рябченко. Его отец – классик…

«Я родился среди картин», – говорит о себе одесский художник и архитектор Степан Рябченко. Его отец – классик отечественного современного искусства Василий Рябченко, дед тоже был художником. Впрочем, сам Степан художником становиться не собирался. Он закончил Архитектурно-художественный институт в Одессе и начинал свою карьеру с концептуальных архитектурных проектов. И только затем увлекся скульптурой и изобразительным искусством. На счету молодого перспективного художника – участие во всех знаковых выставочных проектах в Украине последних лет, таких как Киевская биеннале современного искусства Arsenale 2012 и «Миф «Украинское барокко». Довольно обширна и зарубежная география выставок с его участием: работы Рябченко уже успели поездить по Европе, от Москвы до Лондона, а в планах – экспозиции в Нью-Йорке и Токио. Параллельно с современным искусством Степан продолжает создавать и архитектурные проекты. Именно о них мы его и расспросили.

Вы начинали с концептуальной архитектуры. Как произошел переход в другие направления искусства?

Все получилось как-то само, я ведь вырос в художественной среде. Но если бы я не был сначала архитектором, я был бы другим художником. Архитектура очень сильно повлияла на мое понимание искусства. Для меня очень важна работа с формой и пространством.

Проект "Октанты" Степана Рябченко

То есть, архитектурный бэкграунд помогает?

Да. Я развиваю идею искусства без границ: искусство и архитектура перетекают друг в друга. Например, у меня есть проект «Куб Ахилла» на острове Змеином. Согласно древнегреческой легенде, этот остров подняла со дна моря богиня Фетида для своего сына Ахилла. На Змеином греки возвели храм в честь легендарного воина, позже он был разрушен. Остров много раз переходил из рук в руки. Мой проект – это монументальный артефакт, многофункциональный комплекс. В нем будут располагаться администрация исследовательского центра по добыче газа и нефти, залежи которых были обнаружены еще в 1980-х годах. В этом же здании разместятся военные службы и музей археологии. С одной стороны, «Куб Ахилла» – это скульптура, наделенная архитектурными функциями, а с другой стороны, здание состоит из четырех фасадных плоскостей, каждая из которых является отдельным произведением изобразительного искусства. 

Или возьмем проект «Октанты». Я разрабатывал идеи трансформации и модульности как принципы строительства города. Город похож на некую паутину. Вы сами выбираете, где вам жить, к этому месту продлеваются коридоры, создается ячейка. Все связующие структуры – лестничные клетки и лифтовые шахты – продуманы в основных объемах. В любой момент вы можете перенести свою ячейку в другое место, даже в другую часть мира в подобную конструкцию. Это абсолютно реальный проект. У меня уже разработаны планы квартир и схемы расстановки мебели. В такой город заложена интересная мысль: нет пирамидальной структуры власти. Сегодня вы сверху, а завтра еще сто человек над вами. По сути, это отображение демократии в архитектуре. И весь город поднят на два этажа вверх относительно основной плоскости земли. Все коммуникации и транспорт спущены на эти два уровня. Главенствующие в городе – человек, природа и новые технологии. Люди сами формируют абрис города, они сотворцы в нем, все зависит от них.

Проект "Октанты" Степана Рябченко

А если у этих людей плохой вкус?

Им нужно только выбрать себе место. А испортить конструкцию невозможно. Наоборот – будет интереснее, она приобретет скульптурность. Это такой бесконечно развивающийся город. При этом – абсолютно автономный, рядом предусмотрена электростанция в форме цветка. Кстати, гуляющий цветок – это образ из моих картин.

Музей современного искусства от Степана Рябченко

То есть, не только архитектура влияет на ваше восприятие искусства, но и наоборот?

Да. Мне очень интересно работать с идеей и созданием новых образов, их воплощением в различных сферах искусства. Если сегодня это картина, то завтра я могу реализовать ее в пространстве как скульптуру, здание или целый город, как в случае с проектом «Октанты».

Например, когда я делал проект в PinchukArtCentre, мне пришла в голову идея материализовать облако с картины «Лимонные цыплята спасутся…». Чтобы вывести его в реальность, мне нужен был элемент, который мог бы удерживать его в пространстве. Таким элементом стала лестница, которая и определила окончательный вид «Небесной лестницы». Чтобы продлить линию, я разлил лужу из зеркального алюминия. Лестница в ней отразилась и показала другую дорогу, ведущую вниз. 

Country Club от Степана Рябченко

Влияет ли на здания среда, в которой вы их видите?

Да, но это влияние проявляется параллельно с развитием проекта. Например, есть проект Музея современного искусства в Одессе, в парке Шевченко, напротив остатков стены Карантинной гавани. Крепостная архитектура была частично взята за основу архитектуры нового музея. Затем я насытил ее образами из моих картин, которые одновременно являются и атрибутами региона – морская волна, купол в виде ракушки, увеличенная до огромных размеров одесская галька. Напротив музея располагается порт, который формировал Одессу как город, поэтому здание музея в образном контексте можно рассматривать как «Бастион искусств».

Happy house от Степана Рябченко

А чем-то более коммерческим занимались?

Мой первый опыт с блочной системой и идеей трансформации назывался Line – реальный, кстати, заказ. В Ильичевске нужно было спроектировать летнее кафе. Его хозяин занимался контейнерами и за основу попросил взять именно их. Я переделал контейнеры под основные функциональные части кафе, вокруг которых решил сформировать пространство из металлических конструкций. Они могли мобильно возводиться в зависимости от того, как использовался объект, и трансформироваться – в зависимости от того, где их нужно было разместить.

Вообще я начинал с модернистской архитектуры. Она до сих пор в мире популярна. Но, на мой взгляд, в ней невозможно проявить себя, она слишком нейтральна. Поэтому созданные в таком духе проекты я так и назвал: «Белый дом 1», «Белый дом 2». Хотя недавно я решил возвратиться к одному из таких проектов, но со свежим взглядом. Мне было интересно ввести в геометрию цвет и использовать новые материалы – пластик и отражающие поверхности.

White house от Степана Рябченко

Можно ли реализовать ваши концептуальные проекты?

Конечно! Сегодня все это абсолютно реально, и я мечтаю их реализовать. Город в моем понимании – это мега-музей, который должен развиваться и совершенствоваться.

 

Теги:
искусствоукраинский дизайнобщественное здание

Комментарии (0)

Оставить комментарий