Войти Регистрация

Интервью
Автор: Катерина Ошемкова

Дизайн-энергетики

Интервью с Сергеем Махно

interview1/2015/04/01/dizajn-energetiki/

Рассуждения о роли икон дизайна в современных интерьерных проектах привели нас в мастерскую Сергея Махно, интерьер…

Рассуждения о роли икон дизайна в современных интерьерных проектах привели нас в мастерскую Сергея Махно, интерьер которой красноречиво говорит как о роли таких объектов в целом, так и об отношении к ним Сергея в частности и его склонности к коллекционированию не только дизайнерских объектов, но и украинской керамики. О том, как уживаются столь разновекторные увлечения в одном человеке и, главное, что они дают помимо эстетического удовольствия, мы поговорили с руководителем студии.

Какие культовые объекты современного дизайна вы для себя выделяете особо?

Это предметы, которые можно увидеть в крупнейших музеях современного искусства и дизайна, их немало. Мой любимчик – Марк Ньюсон. Когда-то у меня была мечта, чтобы в моем офисе стояли его кресла, и сегодня она стала реальностью. У нас есть вешалка, посуда этого дизайнера, а также стулья и соковыжималка Филиппа Старка. Я очень уважаю культовых дизайнеров, их нельзя не любить. По-моему, если кто-то скажет, что ему не нравится то, что делает Антонио Читтерио, то покривит душой. Но у каждого, конечно, на сей счет может быть свое мнение. Я восхищаюсь талантливыми людьми, люблю и ценю их, подпитываюсь энергией. Культовые объекты – это на 100 % круто и на 200 % не всегда удобно. Но очень много вещей, которые и красивы, и практичны одновременно. Меня вдохновляют моменты, когда попадаешь в музей в Лондоне, Париже, Мюнхене, не важно, где именно, и видишь предметы, которые у тебя тоже есть. Мы равняемся на МоМА в Нью-Йорке, но также очень много других прекрасных музеев по всему миру. В Португалии, например, я побывал в музее современного дизайна, в который забрел совершенно случайно, и был приятно удивлен количеством и качеством экспонатов. Изучая дизайн, ты углубляешься в те периоды и в творчество тех дизайнеров, которые тебя особенно вдохновляют. Рон Арад – еще один мой любимчик, он создает культовые вещи, входящие в постоянную коллекцию многих музеев. При этом наряду с его дизайн-артовскими вещами, которые выставляются, например, на ярмарке дизайна Design Miami/ Basel и продаются за сотни тысяч евро, Арад создает и вполне доступные предметы (пример – кресло-качалка для Magis за 300 евро). Меня вдохновляют такие истории. Тадао Андо мне нравится. Он не очень много создал в дизайне – вазы для итальянской компании, к примеру. Это лимитированные серии. Я не могу похвастаться большой коллекцией таких штук, но с десяток творений легендарных дизайнеров у меня есть.

Сергей Махно

Вы чувствуете себя коллекционером в отношении культовых предметов?

Я однозначно чувствую себя коллекционером, потому что у меня хорошая коллекция украинской керамики, достаточно большая и узконаправленная – я собираю украинскую зооморфную скульптуру. Еще я считаю себя библиофилом. 7 тысяч томов – это не много, но все-таки. В душе я однозначно собиратель. Я и графику когда-то собирал, и чемоданы, и радиолы, и ножницы... В какой-то момент столкнулся с тем, что размещать экспонаты уже негде и остановился на узкой теме – зооморфной керамике.

Почему керамика стала для вас главным объектом коллекционирования?

Потому что какой-то трепет я испытывал к этой теме с детства. Еще когда меня никто в этом не поддерживал, я собирал «глечики». Моя жена считала, что это не совсем разумно, да и ставить некуда. Я перевозил это собрание из мастерской в мастерскую, а жена вместе с моими родителями все время порывались выбросить коллекцию. В ней нет большой ценности для общества, но для меня есть. Например, в Опошне, центре украинской керамики на Полтавщине, есть старое фото с точно таким же «глечиком», как у меня в коллекции. Керамика имеет историю, душу. Я и сам занимался гончарством, но не так много, как хотелось бы – времени на все не хватает. Но у меня есть мечта побывать в Японии, где в горах живет один керамист, у которого я хотел бы поучиться. Японская керамика меня очень вдохновляет. Я верю в то, что поеду и пройду курс. У меня много друзей-мастеров в Украине, с которыми я сотрудничаю, заказываю работы по своим эскизам. Например, скоро мы выпустим новую серию чашек с японской глазурью, выполненной в технике «раку». В моей коллекции можно найти экспонаты музейного уровня – подписные работы родоначальников украинской зооморфной керамики Омельяненко, Билыка. Я мечтаю построить в Украине музей керамики и думаю, что это обязательно произойдет. Мечтаю и о музее современного дизайна, уже работаю над проектом и надеюсь его воплотить. Желательно в Киеве. Все будет зависеть от бюджета и понимания статуса проекта – государственный или частный.

Студия Сергей Махно

В своих интерьерных проектах вы часто используете культовые объекты?

Часто. Предметы компании Vitra, например. Птичка Eames House Bird у нас есть почти в каждом третьем интерьере. Может сложиться впечатление, что мы одну и ту же птичку переставляем из проекта в проект. Бывает и так, конечно, потому что мы возим на съемки свои предметы, чтобы сделать «картинку» завершенной. В интерьерах, по моим оценкам, в 80 % случаев нам удается объяснить клиенту, почему и зачем нужны иконы дизайна, что интерьер обретает завершенность благодаря таким предметам. Керамика, фарфор, стекло, предметы искусства – обязательные элементы интерьера. Очень важно ценить дизайн и разбираться в его истории. Можно, конечно, восхищаться «витровским» стулом, купленным за 150 гривен, но хорошо, когда он настоящий. У меня даже когда-то была мысль создать такой ироничный проект: найти клиента, который бы вдохновился этой идеей, выбрать самые культовые вещи и сделать «музей подделок» – жилой интерьер с самыми дорогими картинами, самой дорогой дизайнерской мебелью. Но сделать это нарочито, откровенно – повесить, например, в центре под стеклом «Мону Лизу», поставить узнаваемые скульптуры Кунса и другие знаковые объекты.

Как заказчики реагируют на ваши предложения поместить в интерьер тот или иной культовых объект?

По-разному. Все зависит от ментальности, «вкусовых рецепторов», степени восприятия. В принципе, я обладаю силой убеждения и могу рассказать, почему и зачем. Не всегда хватает сил и у меня, но в 95 % я стараюсь доводить все свои проекты до логического завершения.

Как бы вы определили роль культовых объектов в интерьере?

Я считаю, что они просто необходимы – не может быть хорошего интерьера без культовой вещи, даже одной, маленькой: смесителя или ложки. Может, кому-то это не нужно, кто-то считает, что это выброшенные на ветер деньги, но в интерьере должны быть вещи, которые имеют душу, силу и способны вдохновлять. Я не могу сказать, что во всех наших интерьерах стоят иконы дизайна, но если присмотреться, то можно найти во многих.

Как давно вы начали активно путешествовать по дизайнерским выставкам и ярмаркам?

Я бы сказал, что регулярно последние семь лет посещаю I Saloni в Милане, был раз пять за этот период на Maison&Objet в Париже, а также в Лондоне и Токио на 100% Design, в Эйндховене на Dutch Design Week. Я не могу сказать, что побывал на всех-всех дизайнерских выставках, но на культовых я отметился. Каждый год стараюсь посещать минимум три выставки, а желательно семь. Это часть моей жизни, часть вдохновения, часть работы, и очень круто, когда все переплетается воедино: я люблю летать, люблю путешествовать, люблю смотреть, люблю вдохновляться.

Студия Сергей Махно

Как удается совмещать такое количество поездок с активной профессиональной деятельностью?

Это как в анекдоте – «чем больше я пашу, тем больше мне везет». Можно совмещать. Я не совру, если скажу, что способен работать 18 часов в сутки. Я могу лететь в самолете и сделать больше, чем другой человек за месяц, сидя на рабочем месте. Когда у тебя 12 встреч в день, и ты можешь их правильно отработать, то не важно, сколько времени ты находишься в Киеве. Эффективность и результат гораздо важнее твоего постоянного присутствия на рабочем месте. Помимо этого, у меня 25 человек в команде. Это люди, которые могут оперативно реагировать, даже если меня нет в Киеве. Но при этом из моей мастерской не выходит ни одного проекта, которого бы я не видел в глаза или не знал заказчика – это невозможно. Я надеюсь, что в дальнейшем смогу больше делегировать полномочия, но пока ни одна важная встреча не обходится без меня.

Сколько лет существует ваша студия?

На сегодняшний день официально зарегистрированной компании 12 лет. А свой личный отсчет времени в дизайне я веду с того момента, когда с баллончиком краски в руках начал зарабатывать первые деньги за оформление Adidas Streetball Challenge, потом магазина и трех десятков компьютерных клубов. Мне тогда было 17 лет.

Как бы вы охарактеризовали своего сегодняшнего заказчика?

Мой идеальный заказчик – бизнесмен, развивающийся, умный, имеющий вкус человек, который ценит и понимает искусство, ценит трудолюбие и результативность, возраст 35–50 лет, любит путешествовать, любознательный, может задать вопрос, на который не сразу найдешь ответ. Меня вдохновляют люди, которые выискивают интересную информацию и могут подискутировать на различные темы в области дизайна и архитектуры.

Теги:
украинский дизайн

Комментарии (0)

Оставить комментарий