Войти Регистрация

Урбанистика
Автор: Катя Давыдова, Владислава Буркат

Пустота и простота

Интервью с урбанистом Виктором Зотовым

Пустота и простота

urban/2015/07/06/pustota-i-prostota/

 Самодостаточный человек в публичном пространстве не нуждается ни в чем лишнем, уверен Виктор Зотов – основатель…

 Самодостаточный человек в публичном пространстве не нуждается ни в чем лишнем, уверен Виктор Зотов – основатель бюро Zotov&Co и архитектурного движения CANactions. По его мнению, декор – десерт к выполненным функциональным задачам.

Если загуглить словосочетание «город-сад», одним из первых результатов будет сайт застройщика. Вам не кажется, что это символично?

Мне кажется, что это неважно. Пусть застройщик называет себя как угодно, я не жду от него спасения или выхода в лучшую жизнь. Потому что в последние полтора года ко мне в частности и, надеюсь, ко всем остальным пришло очень важное знание: «Город – это мы». Мы и больше никто. Вообще-то, это не новость. Мои иностранные друзья и партнеры произносят эту же затасканную, заюзанную фразу. Но нам предстоит услышать ее сакраментальный смысл по-новому и сделать принципом.

Насколько буквально следует понимать эту фразу?

Максимально. Что-то толковое можно сделать лишь тогда, когда это делается вместе разными людьми. Когда все работают в одном направлении. Я, например, беру в руки визитку начальника киевских парков и делаю ему предложение. Сам я давно так поступаю, а теперь внедряю практику в собственном бюро и на архитектурном фестивале Canactions. Клиента не надо спрашивать, чего он хочет, ему надо это рассказывать. Как говорит моя знакомая, когда ее мужа спрашивают, какое он хочет пиво: «Сейчас я скажу, чего ты хочешь». Я не склонен делать то, чего от меня хотят, это слишком популистская позиция. Мы проявляем инициативу и направляем клиента. Это важная миссия архитектора: от демонстратора к модератору. Глянцевые журналы любят демонстраторов с красивыми картинками. Но комфорт, который все так ценят, состоит большей частью не из этого. Сейчас переходный период: мы движемся от эстетики к этике, от формы к содержанию, от украшательства к элементарной практичности, прагматичности, функциональности. Так вот, начальнику парков я хочу предложить туалет. Стильный, классный. Почему туалет, а не, например, скульптуру, фонтан или иные украшательства? Именно так я вижу комфорт. Когда к моему сыну приехала подруга из Германии и прогулялась с ним по центральным паркам Киева, она сказала, что больше к нам не приедет. Это правильный вывод. Ей было некомфортно.

Этот процесс должно запустить государство?

Государство не может управлять такими процессами. Сейчас модно обсуждать власть: мол, Пшонка & Ко были плохи, а нынешние такие же. Главный вопрос не в этом. Сами-то мы отличаемся от тех, какими были два года назад? Отчасти мы такие же. Мы все еще любим про понты, про красоту, про «косметику». Но сами подумайте: если человек заболел, ему в голову не приходит лечить себя при помощи губной помады, это не способ выздоровления. Нужны диета и очищение от ненужного. То же самое с дизайном и городом. Форма – это нечто поверхностное, а содержание – то, что базово, важно. Нужно думать о процессах больше, чем о форме. В старой формуле «здесь и сейчас» функция важнее, чем красота.

Виктор Зотов, бюро Zotov&Co

Можете привести пример?

Сейчас мы взялись за парк Партизанской славы. Мне очень дорог этот объект. Никакую красоту мы проектировать там сейчас не будем, по крайней мере в общепринятом смысле. Мои сотрудницы ездили туда на встречу с представителями широкой общественности и в очередной раз послушали, чего хотят люди. Пришли жители ближайших микрорайонов, активисты и неравнодушные люди, которые этим парком пользуются. Так вот, людям не нужен никакой дизайн. Они хотят безопасности, они хотят туалеты, потому что их там нет, чтобы не заезжали машины и не мешали им ходить, чтобы дети могли бегать где вздумается, чтобы велосипеды были отдельно от пешеходов, чтобы были чистые пруды – там ведь, кстати, три прекрасных озера.

Ваше бюро уходит от архитектуры в сторону урбанистики?

Урбанистики в нашей стране практически нет, она как слово зазвучала максимум два года назад. Урбанистика – это про развитие города. А кто развивает город, кто эти люди? Архитекторы? А почему это не географы, учителя, политики, социологи или активисты? Это мультидисциплинарное занятие. Архитектура – это все-таки проектирование домов, а урбанистика – это проектирование жизни, города, это процесс, в котором архитектор выступает модератором, а не демонстратором. Вовлечены и политики. Нужны люди сверху, и снизу, и из властной вертикали, и широкий профессиональный и непрофессиональный круг по горизонтали. Урбанизм – это значит, что мы вместе строим город. Даже сейчас, когда просто это обсуждаем.

Наших архитекторов и урбанистов за рубежом знают?

Нет. И не надо. В дизайне так: можно сделать впечатляющий табурет, поехать с ним на миланскую выставку и всех поразить. С архитектурой иначе. Архитектура всегда выглядит так же, как люди. Она слишком связана с обществом. Мы как общество деградировали, мы пока не можем быть в лидерах, это нормально. А ненор- мально, если часть общества в состоянии гламур-вип-делюкс, а остальные голодают и воюют.

Что произошло в отечественной урбанистике за последние 5 лет?

Конечно, перемены есть, во многом они связаны с Майданом. Люди поняли: хочешь что-то изменить – сделай это сам. Мы ведь про общество говорим. «Город – это люди». Признаки изменений? Я если не каждый день, то каждую неделю вижу новую гражданскую инициативу. Это в какой-то мере компенсация бездействия сверху. Люди чувствуют внутреннюю потребность что-то делать.

Для демократических стран нормально, что простые люди управляют государством, это их историческое достояние и теперь естественное состояние. Для них это традиция и секрет успеха. При этом решения принимаются специалистами, теми, кто умеет делать что-то лучше других. Ничего сейчас не может быть важнее для развития городов, чем широкое образование. Это когда мы все вместе получаем важное знание, а не узкие специализации. У нас на фестивале Canactions в прошлом году одна из команд предложила слоган: «From education to learning» – «От образования к изучению». Без образования наши «Майданы» могут быть сколько угодно частыми, но они не станут эффективными.

Виктор Зотов, бюро Zotov&Co

Как сделать города лучше?

Качество городской жизни выражается в публичных местах. Что это такое? Это место, куда любой горожанин имеет свободный доступ, где любой может чувствовать себя комфортно. Это площади, тротуары, парки, открытые пространства. Это ценность. Чем таких мест больше и чем они комфортнее, тем лучше город. Хорошо, когда пешеход на первом месте, потом велосипедист, потом общественный транспорт, потом личный автомобиль. Это универсально для всего мира, это качество городской жизни. Даже Нью-Йорк, где любят подъехать на необъятной машине под самые двери, давно уже это «проехал». Эра автомобилизации обнаруживает кучу негатива. Страны Северной Европы, например, к началу 1970-х годов уже построили ту самую развитую автомобильно-дорожную инфраструктуру, в которую мы сейчас только собираемся инвестировать миллиарды в следующие несколько десятилетий. Так вот, уже в 1970-х эти свежепостроенные многоуровневые дорожные развязки демонтировали, и сейчас по зеленым центрам городов Европы ездят уютные трамвайчики и другой современный общественный транспорт. Рядом с ними комфортно чувствуют себя велосипедисты и пешеходы. Я с удовольствием иду по городу пешком через парки, проходя мимо автомобиля, припаркованного под домом.

Можете составить перечень смертных грехов горожанина?

Жадность, тяга к обогащению и потребительство.

Чего не следует делать в общественных местах?

Мне кажется, там не надо устраивать увеселений. Это установка из Совка. Что культивировал Советский Союз в пионерских лагерях? Бесконечно кто-то кого-то веселил, и эта традиция аниматорства, увы, жива. Если в стране праздник, вся страна на центральной площади, где кто-то всех веселит. Это порочная традиция. Это значит, что человек несамодостаточен. Обсуждали с иностранцами-коллегами на даче социальный портрет горожанина. Для финнов оптимальное расстояние между домами – это когда не видно дыма из трубы соседа. Но при такой удаленности и изоляции в нужные моменты они способны быстро мобилизоваться и эффективно решить вопрос в масштабах как села, так и страны. Для меня общественное пространство – это прежде всего пустота, пустота – это свобода. А Киев пустоту не выносит. Как только где-то возникает пустое место – если не застроим, так всвинячим туда какую-то «малую форму».

Видимо, здесь и нужен дизайнер?

Это был бы хороший дизайнер, создающий пустоту. Причина заполнения вокруг – страх. Пустоте созвучна простота. Это самый лучший тренд для всех дизайнеров и архитекторов. Нас учили, что архитектор с дизайнером должны оставить после себя след, а мне кажется, здесь и без нас было неплохо. Мудрецы учат о здоровом образе жизни так: если сомневаешься, хочется ли тебе кушать, – не ешь, а если не уверен, хочешь ли в туалет, – обязательно сходи. В этом смысле туалет в парке мы проектируем с большим удовольствием, чем ресторан.

Теги:
общественное пространствоурбанистикаинтервью

Комментарии (0)

Оставить комментарий