Войти Регистрация

Урбанистика

Эляна Архиповайте: «Наша задача — выяснить, как жить в постсоветских городах»

О Киеве и Вильнюсе, об общей истории постсоветских городов, их нынешнем состоянии и потребностях их жителей

urban/2016/06/01/elyana-arxipovajte-«nasha-zadacha-vyiyasnit,-kak-zhit-v-postsovetskix-gorodax»/

Во время Architectural Festival CANactions 2016, проходившего 19–21 мая в Киеве, у посетителей было много возможностей пообщаться…

Во время Architectural Festival CANactions 2016, проходившего 19–21 мая в Киеве, у посетителей было много возможностей пообщаться с архитекторами и урбанистами со всего мира и узнать много нового о собственных городах, их планировании и ответственности за то, как выглядят их улицы и общественные пространства. Теория хороша для классов и аудиторий, но все лекции сводились к главному: нужно действовать. Ведь учиться и общаться — это очень клево, но без действий в реальной жизни все эти фестивали не более чем болтовня. Об этом, о Киеве и Вильнюсе, об общей истории постсоветских городов, их нынешнем состоянии и потребностях их жителей мы поговорили с литовским урбан-практиком Эляной Архиповайте, которая в рамках Architectural Festival CANactions прочла лекцию «Политика пространства: участие общества в местном управлении» и провела воркшоп.

После изучения архитектуры в Литве Эляна Архиповайте увлеклась урбан-политикой. В 2005 году в Вильнюсе была создана волонтерская организация Pro-test Lab с целью сохранить одно из общественных зданий — кинотеатр Lietuva. Он был передан в собственность застройщикам, которые не видели на месте старого здания общественного пространства. Однако еще при Совке кинотеатр стал для города символом свободы. Кроме того, это был единственный кинотеатр, который показывал не только голливудские фильмы. У Киева есть своя очень похожая история.

Чтобы спасти это и другие здания города, активисты блокировали городские мосты, развешивали на них плакаты «Продано» и играли в «Монополию» на городскую недвижимость. Для участницы этих акций, студентки архитектурного вуза Эляны данный опыт стал поворотным. Вдруг оказалось, что строительство — это еще не решение.

После этого Эляна училась в Португалии в Университете Минью (один год в рамках программы Erasmus) и в Норвежском университете науки и техники на факультете городского дизайна и городского экологического планирования. Сейчас Эляна Архиповайте — независимый практик городского развития, ассистент профессора Каунасского технологического университета и Норвежского университет науки и техники. Последние 7 лет она работала над международными проектами городского развития в Уганде, Кении, Бразилии и Индии. И лишь спустя 10 лет вернулась в Литву. В родной стране работы оказалось не меньше.

Как общественность может вмешиваться в работу правительства и влиять на то, как выглядит город? У нас в Киеве много разговоров о том, как все плохо и как кому что не нравится, но мало кто идет дальше жалоб.

Да, правительство имеет право вносить изменения, но в современном обществе один человек или одно учреждение не способны сделать все самостоятельно. К тому же чиновники просто не знают, как и что именно делать, и нужны люди, которые бы в буквальном смысле сказали им, что нужно. Люди должны сделать все, чтобы их голос был услышан, должны добиваться участия в принятии решений. Если общество не участвует в процессе, оно никогда не почувствует, что место принадлежит ему, а значит, это место никогда не станет продуктивным — ни социально, ни экономически. Например, Майдан Незалежности 5 лет назад и сейчас — это два разных пространства. Причем второе создавалось людьми, которые и сейчас вовлечены в жизнь этой новой площади.

В городском планировании мы привыкли, что нужно создать план, представить его и реализовать. Так строили архитекторы в СССР, так строят некоторые современные архитекторы. Но система изменилась, а вслед за ней изменился образ мышления. Сегодня у нас есть выбор. Но в постсоветских городах люди все еще ждут, что за них все решат. Мы не понимаем, что все принадлежит нам, а значит, только от нас и зависит. Нельзя набрать номер телефона и заказать себе общественное пространство «под ключ», в его создании необходимо участвовать.

Система меняется даже быстрее, чем люди: у нас занимает очень много времени, чтобы отвыкнуть ждать и жаловаться, научиться действовать. Для архитекторов это профессиональный вызов, и это трудно, потому что никто их не учил работать с обществом как с клиентом. Между тем именно мнение общества должно быть положено в основу плана.

Но если каждый человек получит право влиять на создание общественных мест, как быть со вкусом и безвкусицей? Как быть с «собачьими могилками», фигурками из пластиковых бутылок и шин? С покраской бордюров и стволов деревьев по весне? Для некоторых людей это красота, для некоторых — уродство. Как мы можем разделить хорошее и плохое, если мы хотим привлечь всех к городскому планированию?

Нет плохих или хороших вещей. Есть только отсутствие диалога. Ведь или люди делают это самостоятельно, или профессионалы. Люди обживают пространства, как умеют, но у них нет знаний и инструментов, нет возможностей. А у профессионалов все это есть, но они не знают, что именно нужно людям. Речь не идет о пластиковой бутылке: если мы будем работать вместе, мы сможем найти решение, как создать красоту, но в другой физической форме.

Решение таких проблем требует много времени, энергии, при этом профессионалы оказываются скорее в роли коммуникаторов, нежели архитекторов, которые знают, что нужно делать. Такая практика командной работы уже есть в мире, но у нас она пока не распространена. Нас не учили так действовать и думать.

То есть все снова упирается в образование.

Да. А также в историю. Трудно изменить режим власти.

В нашей стране особенно ...

В любой стране. Просто масштабы разные, но Украина не исключение. Литва тоже прошла через это. На изменения, которых мы уже достигли, у нас ушло 26 лет независимости, и мы до сих пор боремся. И в Украине эти изменения тоже произойдут, потому что люди просыпаются и понимают, что никто не придет на их детскую площадку и не наведет там порядок.

Конечно, иногда, чтобы изменить что-то, нужны деньги. Но воля и готовность участвовать в процессе куда важнее. Просто нужно меньше говорить об отличиях и стремиться как можно больше работать вместе.

А что насчет «мертвых зон»? Некоторые части города становятся пустыми и непопулярными, в то время как другие привлекают толпы. Есть ли практика, которая помогает вернуть жизнь в эти зоны?

Важно понять причины, по которым люди покинули место, поговорить с ними, собрать информацию. Здесь работают социальный, экономический и физический факторы одновременно. Если жизнь ушла из какого-то места, это означает, что какой-то из этих компонентов не работает. Удобные транспортные развязки, важные социальные институции должны быть в каждом районе города. Нельзя строить гетто, а в перспективе любой спальный район — это гетто. Кто-то сказал мне, что здесь, в Киеве, в районе, где проживает 500 тысяч человек, нет метро. Люди будут жить какое-то время в таком месте, но рано или поздно начнут покидать его. Люди идут вслед за возможностями. Они переезжают из сел в города, потому что там можно получить образование и лучшую медицинскую помощь. И люди переедут из спального района ближе к центру, даже если им придется жить в более стесненных условиях, только потому, что они хотят иметь больше возможностей.

В Киеве огромные части города отведены буквально под сон. Как эти неактивные районы могут быть оживлены?

Это задача, с которой мы все сталкиваемся сейчас в постсоветских городах. Все эти однотипные спальные районы были разработаны без учета социального аспекта. При застройке учитывались прежде всего расстояние и удобство поставки строительных материалов, а также эргономика движения строительных кранов. Таким образом, форма общественного пространства, например детской площадки, на самом деле разработана на базе технических данных стройтехники, без учета солнца, тени, ветра и уж тем более без учета комфорта жителей прилегающих домов.

Благодаря централизованному подходу к планированию и проектированию все эти районы выглядят одинаково от Владивостока до Одессы. Эти места лишены идентичности. И они станут гетто. Это факт, и эту проблему нужно решать уже сейчас.

В Литве тоже есть проблемы. У нас было принято решение не сносить старые дома, но одного этого решения мало, нужно понять, как протянуть эти дома в настоящее и в будущее.Государство или частные лица больше обеспокоены ремонтом фасадов, никто не видит проблему старых районов комплексно. Люди получают свое центральное отопление, но все еще не счастливы, потому что они хотят иметь скамейки, детскую площадку, парк. Так, как было запланировано, не работает в современном обществе. Нам нужно выяснить вместе с людьми, каковы их потребности и каковы возможности. В противном случае некоторые районы скоро опустеют. К тому же эти дома не были рассчитаны на столь длительный период эксплуатации, а значит, их содержание становится все более и более дорогим. И это серьезная проблема для органов городского планирования, равно как и парковки. Потому что в этих районах все общественные и зеленые пространства занимают автомобили.

В Киеве, пока я ехала из аэропорта в город, я видела огромную территорию вдоль дороги. Она выглядит ужасно, и первый мой вопрос: а где дети играют? Где деревья?

Все это очень непросто, но даже если у нас нет рецепта, мы должны начать работать. Прежде архитекторы и городские планировщики просто разрабатывали план, и по нему строился город. Сегодня урбанизация и глобализация меняют наши города и людей, которые живут в них, и мы как профессионалы должны начать признавать эти изменения. Мы должны сотрудничать со специалистами из смежных сфер, государственными институтами и гражданским обществом и вместе начинать отвечать на запросы и искать решения, чтобы справиться с тем, что мы имеем сейчас, а также подготовиться к будущим вызовам. 

Теги:
урбанистикаархитектураобщественное пространствоинтервью [{"MIGX_id":"2","description":"\u042d\u043b\u044f\u043d\u0430 \u0410\u0440\u0445\u0438\u043f\u043e\u0432\u0430\u0439\u0442\u0435 \u0432\u043e \u0432\u0440\u0435\u043c\u044f \u0447\u0442\u0435\u043d\u0438\u044f \u043b\u0435\u043a\u0446\u0438\u0438 \u0432 \u0440\u0430\u043c\u043a\u0430\u0445 Architectural Festival CANactions 2016 \u0432 \u041a\u0438\u0435\u0432\u0435","image":"content\/categories\/urbanistika\/001june\/img-3260.jpg"},{"MIGX_id":"1","description":"\u042d\u043b\u044f\u043d\u0430 \u0410\u0440\u0445\u0438\u043f\u043e\u0432\u0430\u0439\u0442\u0435 \u0432\u043e \u0432\u0440\u0435\u043c\u044f \u0447\u0442\u0435\u043d\u0438\u044f \u043b\u0435\u043a\u0446\u0438\u0438 \u0432 \u0440\u0430\u043c\u043a\u0430\u0445 Architectural Festival CANactions 2016 \u0432 \u041a\u0438\u0435\u0432\u0435","image":"content\/categories\/urbanistika\/001june\/img-3284.jpg"},{"MIGX_id":"3","description":"\u042d\u043b\u044f\u043d\u0430 \u0410\u0440\u0445\u0438\u043f\u043e\u0432\u0430\u0439\u0442\u0435 \u0432\u043e \u0432\u0440\u0435\u043c\u044f \u0447\u0442\u0435\u043d\u0438\u044f \u043b\u0435\u043a\u0446\u0438\u0438 \u0432 \u0440\u0430\u043c\u043a\u0430\u0445 Architectural Festival CANactions 2016 \u0432 \u041a\u0438\u0435\u0432\u0435","image":"content\/categories\/urbanistika\/001june\/img-3275.jpg"}]

Комментарии (0)

Оставить комментарий