Экологичный подход

Люди
15 июня 2018 г.
Дизайнер Тоан Нгуен уверен, что в мире слишком много предметов, чтобы бездумно предлагать ему новые, не имея на то веских причин. Творческое эго не в счет.
Текст: Катерина Ошемкова
article-image

Речь уже давно не идет об удовлетворении потребностей, и новый предмет автоматически не означает лучший. Поэтому, прежде чем приступить к очередному проекту, Тоан Нгуен задается вопросом: «с каким намерением создается этот предмет?», попросту говоря, «зачем?» и старается дать на него честный ответ. Он достаточно избирателен в выборе компаний для сотрудничества, потому что предпочитает в профессии длительные взаимоотношения, строящиеся на общности интересов и устремлений. Так у дизайнера случилось, среди прочих, с Laufen, Dedon, Vibia, Busnelli, Fendi Casa, Coalesse, Studio TK, Viccarbe, Walter Knoll и Lema. Десять лет работы в студии Антонио Читтерио в качестве дизайн-партнера по проектам для Axor-Hansgrohe, B&B Italia, Flos, Iittala, Kartell, Technogym и Vitra не прошли даром, превратив Нгуена в истинного адепта итальянского дизайна. Родившийся, выросший и получивший образование во Франции дизайнер унаследовал, по его словам, практичность и рационализм отца, уроженца Вьетнама, инженера, а склонность к творчеству — матери-француженки. Культурный дуализм, присущий Нгуену с рождения, со временем перерос в наблюдательность и способность абсорбировать лучшее во всех странах, где ему доводилось работать. Путешествуя, дизайнер смотрит на все через оптику своей профессии. Исследовательская работа не прекращается ни на секунду — чувство знакомое всем, кто страстно увлечен своим делом.

Vibia Algorithm, Тоан Нгуен

Расскажите о своем сотрудничестве с Laufen. Все началось в 2012 году с проекта для контракт-маркета. Спустя два года мы встретились в Милане с руководством компании, чтобы обсудить возможности нового материала. Меня вместе с другими дизайнерами попросили предложить свой проект, который наилучшим образом продемонстрировал бы все возможности SaphirKeramik. Мы трудились параллельно с Константином Грчичем. В итоге каждый сделал свою коллекцию, но мы общались в процессе и знали об идеях друг друга. Это не была командная работа, но и у него, и у меня в приоритете был материал — SaphirKeramik. В самом начале мы не знали, во что выльется наше исследование — будет ли это коммерческий продукт или презентационный проект. Изучив потенциал материала, я понял, что он идеален для создания полноценной коллекции. Так родилась Ino. Мой проект не стал какой-то диковинкой для потребителя, такой цели у меня никогда и не было. Мне нравится работать прежде всего с функциональностью. Так как бортик умывальника часто используют как полку для банных принадлежностей, а особенность SaphirKeramik в его тонкости, я придумал умывальник цельнолитой формы с платформой толщиной всего 6 мм, чтобы не лишать пользователей привычной дополнительной функции. Для человека, незнакомого с производством керамической сантехники, в этом нет ничего особенного, но специалисты поймут, что речь идет об инновации.

С какими вызовами вам пришлось столкнуться в работе? Главный вызов — сам материал, обладающий замечательными характеристиками. Но речь все равно идет о керамике, и процесс создания изделий очень близок к обычному. Фиксация формы происходит во время обжига. До этого с сырым предметом может произойти все, что угодно, — он может быть сломан или поврежден. Мы хотели показать главное достоинство материала — его хрупкость, но сохранить форму столь тонкого керамического материала до обжига, оказалось непросто. Проект превратился в сплошной вызов. При этом все наши усилия, технологические инновации остались за кадром, так как это не автопром и под капот тут не заглянешь. Впрочем, таков и был мой замысел — скрыть все сложности и создать простую и легкую форму.

Positano, Тоан Нгуен

Что движет вами в дизайне?
На таких больших выставках, как Миланский салон, мы видим много предложений для ванных комнат, много разной мебели… Все, к чему стремлюсь я, — создавать вещи, которые имеют смысл. С SaphirKeramik мы показали будущее керамической сантехники. Это первый шаг на пути к серьезным инновациям, а не просто еще один умывальник или еще одна ванна. Я предпочитаю работать с новыми материалами и участвовать в разработке новых технологических процессов. Другой важный для меня момент — люди и поиск конкретных решений для конкретных компаний. Потому что дизайн — это всегда командная работа. И я, и моя студия стремимся к продолжительным отношениям с компаниями, и относимся к коллаборациям как к партнерству. Для нас компания — не клиент, а партнер. Мы все в одной лодке и пытаемся вместе найти достаточно вескую причину для выведения на рынок нового продукта.

Studio 20, Тоан Нгуен

Почему вы решили основать свою студию именно здесь, в Милане? Я переехал в Милан в 1996 году и два года работал в разных студиях. Я думал о возвращении в Париж или о переезде в какую-то другую страну, США, например. Но я начал работать с Антонио Читтерио и был дизайн-менеджером, дизайн-партнером студии на протяжении десяти лет, пока не открыл собственного бюро в 2009 году. С тех пор я одновременно и француз, и итальянский дизайнер. То, что я работаю сегодня во Франции или в Испании, уже не может меня переубедить куда-то переехать. Здесь в Италии по-прежнему сильны традиции ремесленничества. Я знаю, что в других странах все не так хорошо, и очень это ценю. Только в Италии дизайнер может ощутить настоящую связь с миром мейкеров. Я много путешествую, работаю с компаниями из разных стран и Милан в этом отношении удобно расположен. Сел на самолет, и ты в нужном месте. Я учился в ENSCI (Париж), в которой есть свои мастерские, и мы сами делали прототипы. Я привык участвовать во всех процессах. И ситуации, когда от тебя ждут только эскизов и чертежей, а сам продукт ты увидишь уже в готовом виде, мне неинтересны. Мне важно побывать на фабрике в самом начале работы, изучить все этапы производства, проконтролировать прототип и затем внести необходимые коррективы. Я всегда стараюсь вникнуть в новую для себя сферу, чтобы стать в ней специалистом, а не просто «пройтись по верхам». Если проект требует познаний в области керамики, то я изучаю все досконально — и материал, и процесс изготовления предметов из него. Потому что я твердо убежден, что это единственный способ раздвинуть границы возможного. Когда вы встречаетесь с представителями компании впервые и обсуждаете возможное сотрудничество, какие критерии влияют на ваше решение в первую очередь? Все начинается с человеческих взаимоотношений. С Laufen у нас уже можно сказать давняя дружба, и то, что один из наших совместных проектов (водосберегающий писсуар Antero — прим. ред.) получил награду Red Dot, говорит о многом. Работа дизайнера — это прежде всего коммуникация.

Какой период в истории дизайна вас больше всего вдохновляет? В дизайне я черпаю лишь часть своего вдохновения. Безусловно, важно знать, что было сделано до тебя, но вдохновляет сама жизнь. Мне нравится многое из того, что было спроектировано в XX столетии, что-то — из более далекого прошлого, например, дизайн 50-х годов, датский дизайн с его органическими формами и использованием дерева, японский, французский дизайн, который был особенно силен в 20 — 50-е годы. Мои предпочтения — это микст минималистских, как правило, неорнаментальных предметов. Но даже в орнаменте можно иногда найти смысл, так что бывают исключения. Я всегда стремлюсь понять, что стоит за предметом, какова идея, а не просто оцениваю его по форме. Важно твердо стоять на ногах в дне сегодняшнем. Поэтому я люблю наблюдать за жизнью, за взаимодействием людей с предметами. Я по натуре не теоретик, для меня важна практика и реальная жизнь.

Текст: Катерина Ошемкова

Читайте также